Тайна огненного змея

 

.. Книга

.. Фильм

.. Момо

.. Тайна Огненного Змея

.. Безлюдные Пространства

.. Александр Грин

.. Другие истории

 

 

 

 

 

 

 

 

В 2006 году повесть удостоена гранта первой
Международной литературной премии им. Владислава Крапивина.
Книга любезно предоставлена издателем- Борисом Осиповым.

Анатолий Осипов

Толя Осипов. Май 1958 года

 

Осипов А. И. Тайна огненного змея:
Повесть юного автора и трагедия его жизни. Омск, 2005

 

Обложка книги      Титульный лист

 

Скачать книгу целиком

От издателя

Автору этой повести, которая была написана им в 12-летнем возрасте, было бы сейчас 60 лет. Было бы, если бы вскоре после её написания он не пропал без вести, став жертвой затяжного педагогического конфликта. О самом конфликте и сопутствующих ему событиях рассказано в публикуемой после этого предисловия статье журналиста Маргариты Мороз - перепечатке из молодёжной газеты Курганской области "Молодой ленинец" за 11 июля 1962 года. Но был у этого конфликта и своего рода пролог, о котором тогдашняя комсомольская газета рассказать не могла. Между тем пролог этот показывает, что источник конфликта кроется не в одних личных качествах хамоватого директора школы и его покровителей, а в самой тогдашней педагогике, которая провозглашала своей целью воспитание гражданина коммунистического общества, а в действительности воспитывала либо доносчиков и приспособленцев, либо, в лучшем случае, людей глубоко аполитичных. Каждому, кто не хотел становиться ни тем, ни другим, доставалась доля изгоя.
В сущности такими изгоями оказались и мои родители, хотя оба происходили из крестьян-бедняков.
Отец моей матери, во времена Столыпина переселившийся из Витебской губернии в Красноярский край, молодым парнем женился там на вдове с целым выводком детей и обеспечивал семью беспрерывным тяжёлым трудом, но был неосторожен на язык - и в 1929 году "за слова" оказался в ГУЛАГе. В это же самое время умерла и его жена, так что дети оказались предоставлены сами себе. Детство и юность моей матери прошли в сиротстве при живом отце и в страшной нищете. Девочка жила в няньках, в школу пошла поздно. К 18 годам она закончила 8 классов и один курс финансового техникума, вышла замуж и больше уже нигде не училась: молодая семья тоже жила в бедности приходилось и детей растить, и работать.
Отец моего отца, крестьянин зауральского села Кислянка, умер после того, как его больного вместе с односельчанами колчаковцы под угрозой расстрела погнали везти имущество отступавшей белой армии. Опасаясь, что их угонят далеко от дома, крестьяне бежали из колчаковского обоза, побросав своих лошадей. Всё это обострило болезнь деда, и вскоре отец мой остался единственным мужчиной в семье. С двенадцати лет, едва окончив церковноприходскую школу, он сам пахал землю и запасал дрова, косил сено и шил обувь, плотничал и столярничал. Рано обнаружился в нём и талант художника. Однако никакого дальнейшего образования он получить не смог: надо было работать. А в 1930-е, когда и до Кислянки докатилась волна сплошной коллективизации, его старшая сестра была раскулачена, а затем вместе с мужем и четырьмя малыми детьми вышвырнута из дома и сослана на Алтай. Да и сам отец, спасаясь от голода первых колхозных лет, уехал из родного Зауралья в Красноярский край, где и встретился с моей будущей матерью.
В 1938 году отец с молодой женой вернулся в Зауралье и в центре родного района нашёл работу себе и ей - с нищенской зарплатой, но всё же. Молодые супруги сняли частную квартиру. Вскоре хозяин её был репрессирован, его семья уехала. Отец перевёз из деревни дом деда и своими руками с помощью знакомого мужика поставил на новом месте. Половину дома он отдал этому своему помощнику (больше платить было нечем), а нашей семье остались кухня и комната в другой половине. Семья постепенно выросла до шести человек, но о более просторном жилье думать не приходилось. Родители и тому рады были, что не пришлось жить в деревне и идти в колхоз.
Всё это не располагало к особенному восторгу перед делами советской власти и партии большевиков.
Нет, мои родители не были ни антисоветчиками, ни какими-то там оппозиционерами. Это были обыкновенные советские служащие. Мать работала в школьной библиотеке, а позднее - в разных районных конторах (поселковом Совете, коммунальной бане, районной гостинице) и была даже активисткой (председателем домкома, например). Отец был художником в доме культуры и за тридцать лет работы изготовил, наверное, не одну тысячу партийных плакатов и лозунгов и не один десяток портретов Сталина и прочих вождей.
Но мы с братом и сестрой знали историю нашей семьи, мы видели, как плохо живёт народ в посёлке, а ещё хуже - наша колхозная родня, которая иногда приезжала к нам - чаще не в гости, а чтобы попасть в районную больницу. Отец тоже часто ходил в больницу: он болел туберкулёзом, поэтому и на фронте не был, и только года три служил в трудармии. Бабушка всю войну твердила одну и ту же молитву: "Господи Исусе, истинный Христос, пресвятая богородица, да пошли ты нам мучки!". Но муки не было, ели картошку и траву.
Отец был человеком умным, но очень молчаливым. Дорожа покоем семьи, он был осторожен в словах, но иногда и у него прорывалось. Помню, как-то напевал я пионерскую песню:


Готовься в дорогу на долгие годы,
Бери с коммунистов пример,
Работай, учись и живи для народа,
Советской страны пионер.

Отец вздохнул: "Да, хорошо бы, если бы коммунисты для народа жили!" Но он понимал бесполезность борьбы и на работе своих партийных начальников не критиковал - только исправлял орфографические ошибки в их текстах для "наглядной агитации", которые ему поручали оформлять в виде плакатов и стендов.
На наш вопрос, доживём ли мы до коммунизма, он отвечал так: "Ну, до настоящего коммунизма - едва ли. Но доживём, наверное, до того, что будет хорошая зарплата, всё, что хочешь, можно будет купить - вот до этого, может, и доживём".
Увы, он не дожил и до этого. Не дожил и его старший сын. Явно не доживём и мы с сестрой...
Так или иначе, все мы трое: и я, и младшая сестра Нина, и самый младший из нас, Толя - выросли людьми внутренне свободными и с критическим взглядом на жизнь.

Вот маленькая, но, по-моему, очень показательная деталь, говорящая о "нестандартности" нашей семьи. Когда мне было десять лет, мы в конце учебного года по традиции фотографировались всем нашим третьим классом. В тот день, когда готовые фотокарточки принесли в школу, класс меня встретил дружным хохотом. "Чего вы смеетесь" - "Посмотри, как ты получился!" Я взглянул - и не нашел ничего смешного. "Ты же голову наклонил" Действительно, я был на фотокарточке с чуть наклонённой влево головой. "Ну и что?"- искренне удивился я. Но мои товарищи столь же искренне были убеждены, что перед фотоаппаратом надо стоять навытяжку.

В коммунизм мы верили искренне и далеко не сразу поняли, что в этом-то и состояло главное препятствие для наших жизненных успехов, что решавшая наши судьбы Коммунистическая партия к строительству коммунизма не имела никакого отношения, что целью её был вовсе не коммунизм, а сохранение власти за партийно-бюрократической верхушкой.
Искренне верили мы и в слова официальной пропаганды о необходимости критики и самокритики. Не где-нибудь - на XIX съезде партии в 1952 году было заявлено: "Гоголи и Щедрины нам нужны". Правда, тогда же в журнале "Крокодил" было опубликовано стихотворение известных в то время сатириков М. Дыховичного и В. Слободского, в котором были такие строки:

Нам нужны
Подобрее Щедрины
И такие Гоголи,
Чтобы нас не трогали.

Не сразу мы оценили всю горечь этой шутки.
При всём том глухая обстановка последних лет сталинской эпохи не могла нас не угнетать. И мы ещё до того, как прочитали повесть Л. Кассиля "Кондуит и Швамбрания", пошли путём её героев: у нас тоже появилась
"страна вулканического происхождения". Эту фантастическую страну мы назвали Толеколия. Потом возникла ещё одна - Лезгория. А ещё - фантастический советский город Юрговск. Все эти географические фантомы жили, в отличие от тогдашнего Советского Союза, бурной политической жизнью. В странах бушевали войны и революции, в городе... Ну, город, пожалуй, в достаточной мере напоминал обычные советские областные города. Правда, в нём выходили областная пионерская и областная литературная газеты, литературный альманах, а штаб военного округа выпускал ежемесячный журнал "Солдат мира". В нормальных областных центрах Советской страны положено было иметь только областную партийную и кое-где - комсомольскую газету. Областная пионерская была
большой редкостью, а уж местных литературных газет и литературно художественных журналов военных округов не было вообще.
Разумеется, всё это выпускалось в единственном экземпляре. Текст писался от руки печатными буквами, иллюстрации тоже делались от руки.
Лишь заголовок одной из газет я печатал с вырезанного мной же клише на линолеуме. Никакой множительной техники у нас не было и в помине. О пишущей машинке мы могли только мечтать, а ксероксов тогда и в природе не существовало.
Иногда мы выпускали свои произведения и отдельными книгами. Одной из таких книг и была "Тайна огненного змея". При таком обилии изданий и при таком малом числе авторов каждый из нас имел множество псевдонимов. У Толи главным был псевдоним Павел Мальцев. Под этим именем и была выпущена его повесть.

Выбор темы повести обусловило горячее увлечение Толи астрономией, а это увлечение в свою очередь было порождено оживившимися в середине 50-х годов разговорами о скором выходе человечества в космос. И хотя повесть написана ещё до запуска первого искусственного спутника Земли, вся она проникнута ожиданием космических успехов - в первую очередь, конечно, успехов нашей страны.
Юный автор иной раз прямо-таки с профессиональной хваткой строит приключенческий сюжет. Особенно это чувствуется тогда, когда он, оставляя своих героев в каком-нибудь опасном положении, "на самом интересном месте" переходит на другую сюжетную линию, начинает повествовать совсем о других персонажах. Нельзя сказать, что в повести совсем нет сюжетных промахов. Например, мы так и не узнаём, чем закончился поход отряда, потерявшего в пути трёх своих пионеров: как реагировали родители и школа, поплатились ли за происшествие учитель Александр Иванович и вожатая Валя. Слишком мало говорится о рядовых участниках экспедиции за метеоритом: не упомянуто даже их количество.
Некоторые моменты, которые могут показаться тоже промахами автора, имеют своё объяснение. Читателям, видимо, не совсем понятно, почему отставшие от отряда мальчишки не могут его догнать. Дело здесь в том, что прототипом руководителя похода Александра Ивановича был наш школьный учитель Александр Ульянович Астафьев, а он водил ребят в походы не по дорогам, а прямиком через леса и поля, лога и овраги. Толя был убеждён, что в пионерские походы только так и ходят. Тем более что в пионерской песне тех лет так и пелось:


Мы идём-идём полями
Без тропинок и дорог.

Но в общем для 12-летнего мальчика его повесть - это прекрасно написанный текст. Юный автор уверенно владеет языком. Точны детали поселкового быта типичного советского райцентра, от ребячьих ссор и огорчений до реакции взрослых на падение метеорита: сначала бурной, а потом быстро затухающей под грузом будничных забот.
Сегодняшним читателям, особенно юным, покажутся, должно быть, наивными и в чём-то даже забавными пионерские мечтания ребятишек 50-х годов, надеявшихся уже в 1975 году полететь на Марс. Но через сорок с лишним лет покажутся такими же наивными мечты и надежды сегодняшних мальчишек и девчонок - так уж устроена жизнь. Всё-таки я думаю, что приключения юных искателей метеорита, талантливо придуманные и увлекательно рассказанные юным автором, вызовут интерес и у нынешнего читателя. И я решился в память о брате издать его сочинение.
Тогда, в 1957-м, книжка с повестью Павла Мальцева была оформлена моими иллюстрациями (под псевдонимом С. Быков). Эти несколько неуклюжие, полудетские картинки я и воспроизвожу в данном издании: в них есть какой-то неуловимый стиль времени.
После "Тайны огненного змея" Толя написал ещё две фантастических повести. Рукописи их я считал пропавшими и только недавно узнал, что они чудом уцелели в архиве нашей сестры Нины Гаранжи, живущей на Ставрополье. Может быть, и они дойдут до читателя. Сохранились некоторые
стихи. Большинство их опубликовано в нашем семейном сборнике "3вёзды в
клёнах" (Омск, 1998). Одно, совсем забытое мной, сохранила в памяти
двоюродная сестра Людмила Стародумова:

Я сижу за столом
И учу уроки.
На дворе, за окном,
Ходят две сороки.
Ходят важно
И клюют
Что-то на дорожках
И меня с собой зовут:
"Погуляй немножко!"

Тем временем я закончил школу и поступил учиться в Курганский пединститут. Весной 1958 года я вместе с пятью другими студентами жил в сырой и мрачной полуподвальной комнате институтского общежития.
Институтская рутина и общежитская скука толкнули нас к выпуску комнатной юмористической газеты. Инициатива была не моя - одного парня с физмата, - но я охотно стал оформителем и фактическим редактором газеты, которую мы нарекли "Скотина", вместо стандартного лозунга "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" снабдили девизом "Назад, от человека к обезьяне!" и открыли передовой статьёй, пародирующей едва ли не все стереотипы тогдашней партийной прессы. Между прочим, в совсем неподходящем контексте упоминались там партия и правительство. Газета произвела фурор в общежитии. Но, конечно, нашёлся стукач. Дело закончилось нашим исключением из комсомола и из института.
Исключили нас в июле, а в августе в Юргамыше, куда я вынужден был вернуться, проходила обычная перед началом учебного года районная учительская конференция. И секретарь райкома партии П. М. Рясов, выступая на этой конференции, отметил, что наряду с определёнными успехами в Юргамышской средней школе имеет место и педагогический брак. Например, в нынешнем году за поведение, порочащее звание советского студента, был исключён из пединститута выпускник этой школы Б. Осипов. Школе, её новому директору надо внимательно присмотреться к семье Осиповых.
Я тогда перешёл в восьмой класс, сестра Нина - в десятый. Как новый директор присмотрелся к нашей семье и чем это кончилось для Толи, рассказано в нижеследующей статье Маргариты Мороз.
После опубликования этой статьи оставлять А. Ф. Гелича директором Юргамышской школы было уже невозможно, и его перевели в центр соседнего района Мишкино, но... тем же чином! Ведь в Юргамышской школе он расширил школьное здание и организовал кроликоферму! И хотя в наскоро сляпанной пристройке вскоре рухнул потолок, а кроликофермы так и не позволили Советскому Союзу перегнать Америку по производству мяса, педагогика, ценившая людей меньше, чем кроликов, не могла не воздать за такие заслуги.
Мы искали Толю и через милицию, и через личные связи, и через центральное радио, но все поиски были безрезультатны. Судьба его так и осталась неизвестной.

Борис ОСИПОВ,
профессор Омского университета



Забыв об аксиомах воспитания

Утренняя почта принесла новый, шестой номер "Юности". В нём напечатана очень интересная и умная статья академика С. Соболева "Аксиомы и парадоксы воспитания". Соболев, например, пишет, что в школе начинают проявляться склонности и дарования человека. "Тут-то от педагога и требуется зоркость глаза, зоркость ума и сердца, чтобы не упустить первые порывы любознательности... Недаром говорят, что ученик не просто сосуд, который надо наполнить, а факел, который предстоит зажечь. Это аксиома воспитания". Аксиома воспитания... Как часто порой забывают о ней наши педагоги!
Я не случайно обратила внимание на эти слова. Недавно к нам в редакцию пришло письмо, письмо о том, как, не успев ещё по-настоящему разгореться, потух один факел, и потушила его грубая и чёрствая рука педагога.
Вот оно, это письмо.

"Дорогая редакция!
Просим помочь в нашем большом горе...
Началось это горе давно - в конце 1958 года. Самая большая наша вина в том, что мы не могли тогда понять его величину. Мы за это наказаны, но остались безнаказанными главные виновники.
Тогда, осенью 1958 года, директором Юргамышской средней школы был назначен А. Ф. Гелич. Он же вёл литературу в 8 классе, где учился мой младший брат Анатолий. Толя был мальчиком и впечатлительным и очень развитым. Увлекался астрономией, литературой. Зачитывался Лермонтовым, сам писал стихи.
Однажды он получил по литературе случайную двойку - с кем не бывает? - и решил исправить её на сочинении. Написал сочинение он хорошо и оригинально. Гелич перед всем классом заявил, что сочинение списано, а на полях тетради красными чернилами разъяснил: "Тема раскрыта шире, чем требуется. Сам это ученик сделать не мог".
Толя затаил обиду. Дома об этом узнали только от его одноклассников.
Мы были у директора, и он признал свою ошибку. Тогда я рассказал Геличу, что Толя много читает и многим увлекается. А Толя счёл меня болтуном и предателем: директор не упускал случая поиронизировать над его увлечениями. Начался затяжной и тяжёлый конфликт между учеником и преподавателем.
Седьмой класс Толя закончил на "4" и "5". В восьмом он остался на второй год и закончил его в вечерней школе. Решил поступить в техникум, началась бесконечная история с документами. И тут брат сошёл с ума. Когда его везли в лечебницу, в вагон вошла школьная уборщица. Увидев её, Толя начал кричать: "Я сам, писал сочинение, сам! Тогда я ещё мог соображать... "
Это произошло 1 июня прошлого года. Толе было шестнадцать лет. Постепенно Толя поправился. Врачи запретили ему в течение ближайшего года учиться. Настроение у Толи было тяжелое. Он сторонился людей, никуда не ходил. Работал художником в кинотеатре.
Однажды одноклассники пришли звать его на школьный вечер.
- Меня же выгонят, - сказал Толя.
- Почему?
-Гнали же, когда я учился в вечерней...
Толя с нетерпением ждал фильм "А если это любовь?" Он знал, что в этом фильме рассказывается о том, как ханжи-педагоги довели до попытки самоубийства десятиклассницу.
Толя посмотрел этот фильм и исчез. Прошло уже два месяца, мы ничего не знаем о нём.

По поручению семьи: Б. ОСИПОВ "

Страшно и больно читать это письмо. Трудно писать об этом...
Толя Осипов действительно был одаренным ребёнком. Как ценную реликвию, хранят в семье маленькую книгу, аккуратно переписанную печатными буквами, переплетённую заботливой рукой. Толя написал свою первую повесть "Тайна огненного змея" в шестом классе. Но это не единственное, что говорит об одарённости мальчика. Стихи Толи печатались в районной газете, он хорошо рисовал.
И вот по этой руке ударила другая, грубая рука равнодушного человека. Юной, неокрепшей душе романтика была нанесена тяжёлая рана. А разве только одну душу искалечила эта грубая рука?
Мерзко, грубо (о педагогичности тут и говорить не приходится) разговаривал учитель, директор школы с ребятами. Толю Осипова он назвал "Митрофанушкой", Вадима Черникова - "музыкантом", Валентина Михайлова однажды обозвал "неотёсанным", "сукиным сыном". Неоднократно попрекал Валентина премией, которую ему выдали за хорошую работу на ферме. Так баре в далёкие времена давали обидные прозвища своим холопам и лакеям да при всяком удобном случае попрекали их куском хлеба да старым платьем с барского плеча...
Резко ухудшилось поведение на уроках литературы. Вместо того, чтобы в отдельных случаях поручать коллективу учащихся разбирать проступки. Гелич начал вести следствие, выпытывая у ребят и родителей фамилии зачинщиков. А ведь собирать доносы, вести "тайное следствие" - это не лучший метод воспитания.
34 ученика ушли из школы, ушли после того, как Гелич стал преподавать литературу в старших классах. Десять из них ушли в вечернюю школу. Значит, они хотели учиться? Значит, тут нельзя сказать "бросили школу"? Просто им невмоготу стало больше оставаться в ней.
В посёлке на заборах стали появляться надписи - разные по содержанию, но среди них и такая: "Давайте Юргамышской школе нового директора, путного директора!" Однажды в квартире Гелича зазвенели стёкла окна...
Но была ведь ещё и другая сторона - учителя. Как сложились отношения у А. Ф. Гелича с коллективом? Первое время работы в школе директор не считал нужным спускаться на первый этаж, в учительскую. Разбор уроков он проводил с издёвкой, с иронией. Директор незаслуженно обидел многих старых и уважаемых учителей - А У. Астафьева, О. М. Сухих, А. И. Сухневу, А. А Мищенко. Это перечисление можно продолжить. Но об одном случае говорили все, говорили с болью и негодованием. Более двадцати лет проработала преподавателем математики в 5 - 7 классах Нина Фёдоровна Тихонова. Она возглавляла партийную организацию школы, когда Гелич стал директором. Секретарь и директор "не сработались", не нашли общего языка. Слишком уж принципиальным и прямым человеком была Тихонова. На другой год её не укомплектовали. Причина - указание Министерства просвещения иметь учителей только с высшим образованием. У Нины Фёдоровны - среднее педагогическое плюс почти тридцатилетний стаж. Её перевели в начальную школу.
Правильно ли поступил директор? Формально да. Тут, как говорят, комар носа не подточит. Но почему-то указание Министерства распространилось только на одну Н. Ф. Тихонову.
Обо всём этом я узнала в Юргамыше. И ещё узнала о том, что в школе господствует единоличная власть директора, а партийная, профсоюзная организации только "при нём". Услышала о комсомольских собраниях, которые проводятся строго по бумажке, проверенной директором. Услышала о том, как однажды преподаватель Виктор Иванович Толстошеин и целый класс пытались заступиться за одного ученика - Виктора Калинина.
- Не создавайте здесь коалиций, - грубо бросил директор В. И. Толстошеину.
А классному руководителю было сделано строгое внушение за это заступничество.
А теперь снова вернёмся к письму Б. Осипова.
В прошлом году Анатолий Осипов сошёл с ума. Случай на уроке литературы и последующие переживания послужили толчком в ослаблении центральной нервной системы и подготовили данное заболевание. Должен ли директор А. Ф. Гелич отвечать за это? Формально нет.
Должен ли учитель А. Ф. Гелич отвечать за грубый, бестактный случай на уроке литературы? Да, должен.
Вы спросите, уважаемые читатели: неужели все молчали, и никто не мог призвать Гелича к порядку, спросить с него как с педагога, с советского педагога? Нет, не молчали. Об этом говорил депутат районного Совета, член родительского комитета В. Н. Кривощёков: "Гелич так насолил ребятам, что они битьём стёкол и надписями на заборах выражают свою ненависть к нему".
Грубые факты бестактного поведения директора школы вскрыла и комиссия в составе Н. И. Струниной - секретаря райкома КПСС, Т. П. Брусяниной - заведующей методкабинетом, А. Г. Шапиро методиста института усовершенствования учителей при проверке жалобы А. Осиповой в облоно. В справке комиссия записала: "В учебную работу он (А Ф. Гелич) вникает мало, не любит черновой работы, часто не соблюдает педагогического такта, критику признаёт под большим нажимом".
Почти одновременно с письмом Б. Осипова мы познакомились с другим письмом. Позволю себе привести выдержку из него.

"Вина Гелича и остальных учителей не в том только, что было допущено бестактное, грубейшее вмешательство в поэтический мир восторженного человека, любящего Маяковского, Есенина-лирика - их вина не только в этом. Они взамен разрушенного не дали Толе ничего, на что бы он смог опереться: ни веры в человека, ни уверенности в себе. Многие получившие аттестаты зрелости чувствуют себя слепыми, беспомощными котятами, а Толя был "выпущен" раньше и при самых скверных обстоятельствах, не укладывающихся ни в какие рамки педагогики. Его просто выбросили среди моря за борт. Винить одного Гелича? А где остальные члены педагогического совета? А где комсомол? Нет! Виноват тут не Гелич! Вина "геличей"!

Автор этого письма - врач областной психоневрологической больницы Пётр Павлович Кудрявцев.
Но почему молчали учителя? Нет, учителя не молчали. 21 сентября 1961 года заседание Юргамышского райисполкома заслушало сообщение комиссии и ограничилось тем, что осудило неправильные, непедагогические действия А. Ф. Гелича и предупредило о недопустимости подобных фактов. Да ещё предложило обсудить А. Ф. Гелича на педагогическом совете.
Здесь говорили о Геличе с негодованием и возмущением. Кстати замечу, ваш корреспондент не смог ознакомиться с протоколом данного педсовета.
Его нет. Единственный протокол, которого не оказалось в тетради протоколов. Кстати сказать, ранее в протоколе не было записано и выступление В. И Толстошеина и ничего не говорилось о заявлении 9 класса в защиту В. Калинина.
После отъезда корреспондента в Юргамыше начались поиски пропавшего протокола. До нас дошли слухи, что протокол найден...
Учителя ждали, что Гелич понесёт суровое наказание за своё непедагогическое поведение. Но всё осталось по-старому.
Кто же всё-таки поддерживал А. Ф. Гелича?
- Помилуйте, за что его увольнять? У нас нет для этого формальной причины. - Это мнение заведующего районо В. Я. Божко. У Владимира Яковлевича Божко Гелич всегда находил поддержку.
- Гелич - хороший директор, он построил в Юргамыше школу. А потом, у нас плохо с кадрами директоров. - Это мнение И. М. Голова, заведующего облоно.
Но, Иван Михайлович, школа - это ещё не одни стены и крыша, а директор должен быть прежде педагогом, чутким и умным воспитателем, а потом уже хозяйственником.
Вы говорите: нет формальных причин для увольнения Гелича. Недоверие, грубые насмешки, стена между учениками и учителем, бесконечные конфликты учителей с директором - это всё не причины! Но ведь именно они привели к большой трагедии: потерян человек, потеряно доверие подростков к старшим, в душах многих ребят школа оставила тяжелую, трудно заживляемую рану.

И вопрос тут нужно ставить не как узко школьную проблему, а как большой вопрос о том, кому доверено воспитание человека, человека нашего прекрасного будущего.
Кончить статью мне хочется продолжением мысли академика С. Соболева. Ещё в детские годы нам надо направить развитие человека, воспитание его по нужному руслу, создать, для него благоприятные условия. "...Вот задача, которая стоит перед учёными и педагогами. И она нам по плечу. Но чтобы успешно справиться с её решением, нам предстоит ещё немало поработать, а кое-где и повоевать". Повоевать с "геличевским" методом воспитания.

Маргарита Мороз, наш корр.

 

 

 

 

 

Рассказ первый.


НАЧАЛО

1. Р о д н ы е   п р о с т о р ы

 

Тёплый летний ветерок снова встречает ребят. И леса приветливо шумят тёмно-зелёными ветвями, и белоснежные ромашки с ярко-жёлтыми срединками, задетые ветром, кивают ребятам, как старым своим знакомым. Воздух напоён ароматом полевых цветов и прохладой соснового леса. В умытой росою жёлто-зелёной траве назойливо стрекочут кузнечики. В воздухе летают весёлые стрекозы, и бабочки с разноцветными узорчатыми крылышками порхают над оживлёнными лугами. Гудят оводы, кружатся над золотистой льнянкой собирающие мёд пушистые пчёлки и полосатые осы. Кукует где-то кукушка. Лес полон переливчатого пения птиц.
А весёлая песня девочек поднимается в голубизну неба и летит, бодрая и радостная, над родными лугами, над шумом зелёных лесов, над простором полей.
Ой ты, песня-песня! Какой невыразимой радостью наполняла ты теперь сердца гордых, не признающих тебя мальчишек! И этот шумный лес, и нежную голубизну утреннего неба, по которому величаво плыли белоснежные облака, и гомон птиц, и стрекотание кузнечиков - всё это переполняла песня буйной, безграничной радостью юной жизни.
Тяжёлый рюкзак вовсе не давил привычные плечи Валерки Воробьёва, а радостное настроение делало ношу ещё легче. Удивительно, как действовала на него эта, казалось бы, обыкновенная песня. Смуглое лицо Валерки с весёлыми голубыми глазами улыбалось и выражало непонятную радость, фуражка была надета козырьком назад и напоминала матросскую бескозырку. Взъерошенный чуб непослушно выбился из-под фуражки и развевался на ветру.

Девчонки шли впереди, мальчишки позади. Отрядная вожатая Валя Быстрякова шла с девочками, заставляя их петь разные песни, а с мальчишками шёл добродушный седобородый учитель истории Александр Иванович Ульянов, рассказывая разные весёлые и занимательные истории - теперь уже не про древних греков и римлян а совсем современные истории, забавные и смешные. И мальчишки заливались дружным хохотом при каждой
его остроумной шутке. Они забыли о прошедших школьных днях, забыли строгого учителя истории, видя теперь перед собой только весёлого и разговорчивого шутника Александра Ивановича.
Ребята вошли в бор. Высокие сосны с рыжеватой корой и уходящими далеко ввысь тёмно-зелёными кронами приветливо встретили ребят, жизнерадостно и величественно шумя. Валерка посмотрел вверх. У, высоко! Ствол сосны был прямой, толстый и гладкий. Прекрасно и величаво выглядела она на фоне тёмно-голубого неба.
Под ногами росла редкая трава, и вся земля была усыпана сосновыми шишками. Опять где-то совсем близко закуковала кукушка.
Ребята взглянули вверх и увидели на вершине высокой сосны её маленький силуэт.
- Кукушка сама яйца не высиживает, а другим птичкам в гнёзда подсовывает, - деловитым тоном сообщает Ванька Колтышев, словно никто из ребят не знает, что кукушка сама яиц не высиживает. - Мы раз в одном дупле гнездо нашли, там четыре маленьких яичка лежало, а одно - большое, кукушечье.
- Ну да, так ты наверное и знал, что кукушечье! - возразил
Петька Постовалов.
- Конечно, знал! - слегка обиженным тоном ответил Ванька и начал рассказывать, какие у кукушки яйца.
Вскоре все вышли на большую широкую поляну посреди леса, и Александр Иванович объявил привал. Ребята побросали рюкзаки и расселись отдыхать.
Витька полюбовался эффектом, произведённым его словами на девочек, и презрительно сказал:
- По крайней мере, изжарил бы её на костре или оторвал бы
ей хвост и пошёл бы дальше.
Юрка Пиявкин с Вовкой Потехиным сделали рогатку: у Юрки в кармане нашлась хорошая резина, а Вовка вырезал ножичком рогатульку. Рогатка получилась отличная, и теперь друзья стреляли в воробьёв, а девочки жало вались на Юрку старшим, чтобы они запретили Юрке стрелять в бедных птичек.
Другие мальчишки сделали себе луки со стрелами и теперь соревновались в дальности стрельбы или разбрелись по лесу в поисках птичьих гнёзд.
Валерка Воробьёв с Ванькой Колтышевым тоже искали гнёзда.
Недалеко от посева, на опушке леса, стояла старая толстая берёза. В стволе её было дупло. Валерка полез на берёзу, передав свой лук Ваньке. Ванька, воспользовавшись этим, взял стрелу с железным наконечником, сделанным из покрышки консервной банки, натянул тугую тетиву и запустил стрелу. Стрела взвилась высоко в небо, затем плавно и быстро стала падать на землю. Ванька следил за ней восхищённым взглядом. Стрела спустил ась метрах в ста от Ваньки, в посеве. Ванька решил возвратить хорошую стрелу и побежал по овсу к тому месту, где она воткнулась. Он поднял стрелу - и тут заметил, что посеян здесь не один овёс, а овёс, перемешанный с горохом. У Ваньки побежали слюнки. Горох был спелый, толстые стручки его свисали к земле. Ванька сорвал несколько стручков и с удовольствием стал опустошать их. В это время Валерка разочарованно вынимал руку из пустого дупла.
- Что, ничего нет? - крикнул Ванька, жуя вкусные горошины. - Нет, - вздохнув, ответил Валерка, слезая с берёзы и цепляясь штанами за сучки.
- Айда сюда, тут гороху есть много! - сказал Ванька.
Они поели здесь немного гороху и пошли дальше.
- Айда вон туда, там, наверно, больше! - с набитым ртом сказал Валерка, показав рукой на запад, где невдалеке среди посевов зеленел небольшой берёзовый островок.
Ребята побежали по направлению к островку. Там оказалось мало гороху, и они пошли ещё дальше. Дальше оказалось гороху очень много, можно было даже позвать других мальчишек.
Ребята долго ели горох. Время проходило незаметно. Солнце перевалило за полдень и стало отклоняться к западу. Незаметно ребята продвигались всё дальше и дальше по полю, вовсю уплетая спелый горох и изредка переговариваясь.

 

2. П р и в а л


Ребята быстро разожгли костёр, девочки сварили обед, и участники похода аппетитно поели после длительного пути.
После обеда отдыхали немногие. Почти все разбежались кто куда, только несколько девочек сидело возле затухающего костра.
Александр Иванович сказал, чтобы ребята были поосторожнее, потому что в бору есть змеи. Девочки уже видели змею и теперь оживлённо рассказывали ребятам о ней.
- Она на солнце грелась, такая чёрная, тонкая, кожа блестит, сама извивается. А потом вильнула и скрылась в кустах. Мы её убить хотели, только не успели.
- А даром что струсили, - насмешливо и презрительно сказал
Витька Постовалов, дожёвывая кусок хлеба с маслом или, вернее, кусок масла с хлебом.
- Ну да! Вот ты бы струсил! Ты бы струсил! Мы только не успели, мы бы убили! - набрасываются на него обиженные девочки.
- Ну что, может, хватит, наелись, пойдём? Они ещё уйдут без нас! - забеспокоился Ванька.
- Не уйдут, не беспокойся, - уверенно сказал Валерка.
Они и не заметили, как подошли к большому зелёному острову берёзового леса, где одиноко стоял маленький ветхий домик - сторожка. А перед этой сторожкой сидел суровый колхозный сторож. Он сидел на старом, как и он сам, пне и читал большую книгу в толстом синем переплёте. Когда этот сердитый человек оторвался от своего тома, он сразу заметил двух мальчишек, которые безбоязненно топтали колхозные горохоовсяные посевы. Сторож немедленно снял на всякий случай очки и сделал таинственное лицо. Потом он незаметно подкрался сзади к Валерке с Ванькой, беспечно пожиравшим колхозный горох, и неожиданно победно схватил своими цепкими руками обоих мальчишек за шивороты. Ванька даже вскрикнул от неожиданности. Потом оба попробовали отбиваться, но оказалось, что всё безуспешно. Сторож злорадно проговорил что-то и потянул мальчишек к сторожке.

 

3. У ш л и !

 

Несчастные мальчишки! Неумолимый сторож ничуть не пожалел их: не отвечая на просьбы отпустить их, он затащил Валерку и Ваньку в сторожку и здесь бесконечно долго читал им нотации о том, что колхозное добро воровать нельзя (как будто они сами этого не знали), о том, что они (то есть Валерка с Ванькой) неисправимые воры и хулиганы, что если бы они попросили у него гороху, то он бы, несомненно, не пожалел и дал бы им, сколько бы они ни пожелали (как будто они знали, что среди широкого горохоовсяного поля найдётся такой старик, да и, притом, сомнительно, что такой сторож даст гороху столько, сколько они пожелают), и наконец грозил передать обо всём их родителям и учителям. Ребята несколько раз пробовали бежать, но цепкие руки колхозного сторожа сейчас же удерживали их.
Теперь мальчишки уже знали, что всё пропало! Конечно, ребята ищут их, и в эту историю придётся впутаться Александру Ивановичу. Ванька ещё раз попробовал убедить сторожа, что им нужно идти и что они есть горох больше не будут. Но это ещё более вдохновило злорадного сторожа и только удлинило его и без того длинную нотацию.
Ребята нетерпеливо ждали, когда старик кончит свою речь. И наконец это свершилось. Старик отпустил их, бросив вслед ещё несколько обидных словечек. Но обрадованные ребятишки уже не слышали его: без оглядки они удирали от проклятой сторожки. В уме трепетала тревожная мысль: "А вдруг ушли".
- А что если ушли? - задыхаясь на бегу, тревожно спросил Ванька.
Валерка молча бежал - он тоже не знал, ушли ли ребята или не ушли, но, во всяком случае, он думал, что всё благополучно.
Вот они всё ближе и ближе к месту привала. Увы, не видно ни одного человека, не слышно ни одного голоса.
Но - ура! Вон, среди маленьких сосёнок, появились фигуры каких-то мальчишек! Значит, всё благополучно, они не ушли.
- Не ушли!.. - вырывается радостный вздох Валерки.
Оба замедляют шаг. Вон там, за теми сосёнками, слышатся весёлые голоса каких-то мальчишек, там Александр Иванович, ребята...

- Валерка, а кто это? Это же не наши! - Ванька вопросительно и тревожно посмотрел на Валерку.
- Да, это не они, кто-то другой. Кажется, Петька Стародубкин из шестого "А" с каким-то. "Аковцы" с нами не ходили...
Ребята бросились бежать к поляне, к бывшему месту своего привала... Они уже не замечали ни пения птиц, ни шумящих сосен, ни солнца, ни облаков, ни стрекотни кузнечиков... Сердца их бились быстро и тревожно.
И вот она, та поляна. Она пуста. Здесь когда-то были разбросаны рюкзаки и трещал сучьями костёр. Теперь здесь ничего не осталось, кроме потухших угольев костра. Они ушли! Но давно ли? И куда, в какую сторону? Может быть, они что-нибудь оставили? Какую-нибудь записку?
Валерка с маленькой надеждой обошёл всю поляну, но ничего не нашёл, кроме своего и Ванькиного рюкзаков, которые он сам во время привала спрятал под сосёнкой.
Ванька подошёл к засыпанным землёй углям и пощупал их. Они были чуть тёпленькими. Значит, ребята ушли давно! "Но - в какую сторону идти за ними? Да и догоним ли?"

 

4. В ы н у ж д е н н ы й   п р и в а л


Первым вспомнил об этом Витька Постовалов.
- А где Валерка с Ванькою - спросил он шедшего рядом с ним Вовку Потехина.
- А кто их знает, ушли куда-нибудь... - ответил всегда равнодушный ко всему Вовка Потехин.
Правда, ребята шли по лесу не строем, а отдельными группами, врассыпную. Но ни в одной из этих групп Валерки и Ваньки не было видно. Может, куда-нибудь убежали на время и скоро вернутся? Витька переспросил всех ребятишек, не видали ли те Валерку с Ванькой. Оказывается, никто из них не видел двух мальчишек с тех пор, как отряд ушёл с места привала. А между тем после отдыха прошло уже где-то около двух часов.
Мальчишки сообщили обо всём Александру Ивановичу. Учитель забеспокоился и объявил привал, хотя ребята прошли ещё всего-навсего около пяти километров от места первого привала и ещё совсем не устали. Девочки сели отдыхать, а большинство мальчишек, побросав рюкзаки, отправились на поиски отставших. Через полчаса почти все вернулись, ничего не обнаружив.
Посыпались разные предположения:
- Их, может, волки загрызли!
- Да они просто струсили и удрали домой!
- Они, наверно, вдвоём где-нибудь под кусточком спокойненько заснули...
- Их, наверно, змеи закусали!
Стали ждать остальных ребят.
Пришли все кроме Витьки Постовалова. Все приносили одинаковые вести: никто никого не видел и даже не обнаружил следов.
Ещё несколько ребят отправились искать, а Витька Постовалов так и не вернулся.
- Его, наверно, мыши загрызли, - язвили девочки.
Вдалеке ребята увидели какого-то старика. На плече он нёс остро наточенную косу. Впереди него бежал лохматый рыжий пёс и радостно лаял на порхавших возле его носа бабочек. Ребята окликнули старика, но он, должно быть, был глуховат и не услышал. Тогда Юрка Пиявкин, горнист, громко прогорнил старику, и тот испуганно обернулся. Александр Иванович подошёл к старику и спросил у него, не видал ли он двух мальчишек. Тот ответил, что никого в лесу не встречал, и поспешно удалился.
Привал продолжался мучительно долго, а поиски были совершенно бесполезными. К тому же ещё не возвращался Витька Постовалов. Все говорили, что он, должно быть, напал на их след и теперь уже нашёл мальчишек.
Наконец, терпенье у ребят вышло. Время уже приближалось к пяти, а к семи ребята должны были быть в деревне Герасимовке. Все забеспокоились и стали решать, что делать. Наконец, Юрка Пиявкин предложил план, который с восторгом приняли все ребята:
- Надо оставить им всем записку, а на пройденном пути оставлять за собой знаки.
Все ребята стали умолять Александра Ивановича принять план. Но Александр Иванович наотрез отказался и велел продолжать поиски. Ребята не соглашались. Все были уверены, что мальчишки найдут место теперешнего привала.
Склонный ко всему таинственному, Юрка предложил даже написать зашифрованное письмо. Вовка Потехин сказал, что Витька и Валерка знают азбуку Морзе, только никто из остальных участников похода полностью её не знал. Потом оказалось, что азбука Морзе есть у отрядной вожатой Вали Быстряковой. Валя не стояла ни за ребят, ни за Александра Ивановича. Наконец, ребята перетянули её на свою сторону, и она под общее их одобрение сдалась:
- Ну, Александр Иванович, видимо, придётся подчиниться
большинству, - и она подала мальчишкам азбуку Морзе.
Александр Иванович всё ещё старался объяснить ребятам, что
ему придётся отвечать за всё это, но потом, наконец, согласился.

Ребята написали записку и тронулись в путь, оставляя за собой знаки: составляли из сосновых шишек, рисовали мелом на деревьях стрелки, указывавшие направление пути.
...Забытая песня снова понеслась над полями, над лесами, снова пели весело птицы и стрекотали весёлые кузнечики.

 

5. Б е с п л о д н ы е  п о и с к и.  Н а ч а л о

 


Но не всё получилось так, как ожидали ребята.

...Отойдя от места вынужденного привала километра на три, Витька Постовалов окончательно заблудился. Он даже не знал, в какой стороне от него место привала. Голосов не было слышно.
Кругом был дремучий лес, бесконечный сырой сосновый лес. А вдруг его, Витьку Постовалова, загрызут звери или укусит гадюка? А если он так и не найдёт дороги и умрёт с голода?
Но вот где-то вдалеке раздался зов горна. Значит, ребята ещё не так далеко. Витька облегчённо вздохнул и пошёл ша запад, откуда, как ему казалось, горнили ребята. Однако Витька прошёл чуть ли не три километра на запад, а ребят всё не было. Неужели он ошибся? Кругом только шумели высокие сосны да назойливо стрекотали неугомонные кузнечики. Места дикие, незнакомые.
Но вот направо раздался шорох и треск. Ребята!.. Из-за стройной сосёнки вышли... Валерка Воробьёв и Ванька Колтышев! Витька попятился. Боже, что он им скажет?
Валерка и Ванька первыми увидели Витьку. Теперь они с
радостными криками бежали навстречу:
- Постовал! Вот они где! А мы весь день ищем по лесу, вас
разыскиваем!
Они подбежали радостные, весёлые, полные надежды. Они не знали, что бедный Витька и сам-то не знает, где ребята!
- А мы после обеда гороху за лесом нашли, наелись здорово. Пришли - вас нету. Вот теперь и ищем, - сразу выпалил радостный Валерка (о стороже говорить Валерка не считал нужным). - А где ребята?
- Т-там, - понурив голову, сказал Витька и неопределённо махнул рукой на запад. Потом неуверенно добавил: - Наверно. Я точно не знаю, я вас долго искал и почти заблудился.
- Ну что ж, пойдём туда, - сразу упавшим, но ещё полным надеждой голосом сказал Валерка. Он не стал винить Витьку: всё равно напрасно.
Шли они долго по бесконечному лесу. С каждым шагом
надежда теряла свой вес.
Так они шли томительно долго и молча. Наконец все трое остановились и грустно переглянулись. Лицо Витьки было бледное и всё время сохраняло виноватое выражение.
- Кончено! - сокрушённо произнёс Валерка и сел на пенёк.
Ванька хотел со злобы взвалить всю вину на Витьку, но раздумал, взглянув на его виноватое лицо. Настроение Ваньки теперь уже окончательно испортилось. Он сидел на траве, совершенно расстроенный и сокрушённый, и бессмысленными глазами глядел на колыхавшуюся в траве крупную ромашку.
Витька сокрушённо думал о неловкости своего положения. Кто же ещё знает, что это за компания, в которой он очутился! Витька не дружил с Валеркой и потому плохо знал его характер, но ему казалось, что Валерка всё-таки парень неплохой. Другое дело - Ванька! Он знал его как хулигана и забияку, решающегося на отчаянные поступки. С таким едва ли вернёшься из леса живым и здоровым!
...Ванька тайно от матери всегда носил в кармане папиросы. Теперь он вспомнил о них, достал одну, потом зажёг спичку и закурил, чтобы "успокоить нервы". Потом с усмешкой предложил папиросу Витьке, но тот испуганно попятился и сказал:
- С-спасибо, не курю...
Он ещё никогда не пробовал курить, к тому же он понимал,
что курить вредно.
Ребята решили, оставив рюкзаки на месте, поискать ещё вокруг, нет ли каких следов. Но вскоре после бесплодных поисков все трое с понуренными головами возвратились на прежнее место.
Наконец, все примирились со своим плачевным положением. Решили разжечь костёр, устроить шалаш, поужинать и лечь спать, а наутро с новыми силами вновь продолжать поиски, обсудив за ужином план действий.
Витька принёс хворосту и разжёг костёр. Валерка с Ванькой построили прекрасный шалаш, застлав его внутри еловыми лапами.

Солнце опускалось всё ниже, облака порозовели от заката. Улыбающееся лицо луны, ещё прозрачно-голубоватое, повисло над сосновым лесом. Стройные высокие сосны чёрными силуэтами отчётливо вырисовывались на фоне ярко-оранжевой зари. Костёр трещал, выбрасывая в синее небо золотые снопы искр.
Короткая летняя ночь вступала в свои права. Луна, окружённая свитой звёзд, беспечно улыбаясь, бессмысленно смотрела на догоревший костёр и на зелёный шалаш, в котором расположились на ночлег наши путешественники. Убаюканные шумом сосен, они уже давно забыли о сегодняшних злоключениях и спокойно спали, положив под головы руки.
Вдруг страшный взрыв потряс землю, и мгновенная ослепительная вспышка осветила кругом всё пространство.

Валерка и Ванька сейчас же вскочили. Что это? Они переглянулись и выползли из шалаша. Кругом всё было по-прежнему, только на тёмно-голубом небе протянулось какое-то странное длинное облако.
Витька, услышав во сне оглушающий взрыв, спросонок пронзительно закричал:
- Конец!!! Конец!!! - и проснулся.

Но это было только начало.


Конец первого рассказа

 

Рассказ второй.
ДОМИК В ГЛУШИ

1. О г н е н н ы й  з м е й

 

Валька Варов проснулся от оглушительного грохота. В этот миг комната озарилась необыкновенным ослепительным светом, окна в доме зазвенели, всё затряслось, заплясало. "Что это? Землетрясение, что ли?" - спросонку подумал испуганный Валька. Но "землетрясение" закончилось почти в тот же миг, в какой и началось.
Изумлённый Валька выглянул в окно. Ночное небо было обыкновенное, синее. Поразительного и странного ни на нём, ни на земле не было, разве что длинное и прямое серебристое облако, протянувшееся поперёк небосклона к земле. "А вдруг это атомная бомба!" - подумал Валька, но скоро пришёл к выводу, что если бы это было так, то вряд ли он остался бы в живых.
Что же, однако, это могло быть? Недоумевающий Валька пытался найти объяснение этой загадке, - но непослушные сонные глаза его сами собой медленно закрывались, и вскоре он снова уснул, позабыв обо всём на свете.
... Утром в посёлке только и было разговоров, что о таинственном ночном взрыве. Что только не предполагали! Напуганные бабы говорили, что, должно быть, началась война, а деловитые мальчишки возбуждённо разговаривали о том, что какие-то шпионы где-то что-то взорвали. А один старик, Иван Андреевич Фадюшин, поздно вечером возвращался с покоса и настойчиво уверял теперь, что это летел с неба на землю страшный огненный змей; он говорил, что сам видел, как змей со страшным свистом летел по небу, а потом с грохотом врезался в землю - и что теперь беда будет и придётся всем помирать: змей ведь никого не пощадит, ни старых, ни малых. Бабы змея испугались не меньше, чем войны, и только некоторые не поверили старику.
Но недолго разговаривали об этом необычном происшествии в посёлке. За обыкновенной будничной работой уже к вечеру все успокоились и позабыли об огненном змее. По-прежнему так же ярко светило летнее солнце, по-прежнему всё было на своих местах, не существовало теперь уже ни войны, ни шпионов, ни самого огненного змея - в своих бесконечных заботах жители посёлка надолго забыли о нём.

 

2. Ч е р е з  н е с к о л ь к о  д н е й

 

Небо было тёмно-голубое, вымытое вчерашней грозой. Время медленно подвигалось к полдню, и солнце пекло не на милость. Высокие тополя мирно шелестели, задевая ветками маленькую дверцу чердака. Отсюда, с чердака, были видны многочисленные дома и домики с тесовыми, шиферными и железными крышами. Почти возле каждого домика шумели высокие тёмно-зелёные тополя и клёны. Большую часть видимого пространства занимали обширные огороды, в которых правильными рядами тянулась картошка, а на отдельных грядках росли прочие овощи: помидоры, огурцы, горох, морковь, свёкла и так далее. Среди этих зелёных квадратов пролегали узкие полоски, дорог, по которым изредка проезжали грузовики, расплёскивая по сторонам жидкую грязь. Вчерашний ливень всё ещё напоминал о себе: на дорогах чернела грязь и красовались огромные голубые лужи, по которым бродили маленькие ребятишки, брызгаясь и визжа. Воздух был чистый и свежий.
В заполненных водой канавах плавали довольные гуси. Они весело гоготали, щипали с берегов нежно-зелёную травку и ныряли в воду, выходя оттуда совершенно сухими. Тут же плавали белоснежные пекинские утки со своими выводками. Они нежно крякали, словно что-то рассказывали своим маленьким пушистым утятам.
Из низких тесовых ворот небольшого нового домика с зелёными ставнями и с ослепительно блестящей на солнце некрашеной железной крышей вышел маленький мальчишка лет семи, босой, беловолосый и с весёлыми тёмно-карими глазами, в которых горело забавное любопытство. Это был Аркашка, брат Петьки Стародубкина. Он постоял, подумал и отправился бродить по широкой луже. Из окна выглянул белобрысый Петька, который был лет на пять старше Аркашки, и сказал, чтобы Аркашка не поскользнулся и не упал. Но Аркашка прекрасно знал, что он не упадёт.
Побродив по луже, Аркашка решил пойти к Ваське, брату известного уже нам Валерки Воробьёва, хотя Аркашка с Васькой недавно поссорились. Васька, как всегда, играл с Танькой Постоваловой в сыром песке, где они строили города. Возле Таньки лежали Васькины формочки, которыми она вылепляла из песка разные груши, яблоки и лимоны. Аркашке стало завидно, и он попросил у Васьки формочек.
- Не лез бы вчера, так дал! - ответил надменно Васька.
- А я что, к тебе лез? Это ты сам первый! - обиделся Аркашка и отошёл в сторону. - Дай, а то я вашу утку подобью!
- А я маме скажу, она тебе даст! - ответил Васька.
- Скажи, так я тебе насую! - смело сказал Аркашка и бросил камнем в Васькиных уток, которые, ничего не подозревая о разногласиях между мальчишками, спокойно плавали в канаве.
Камешек немного коснулся крыла одной утки и скрылся под водой, оставив за собой круги.
- Кря, - сказала утка, слегка картавя.
- Ага, не попал! - радостно засмеялся Васька. Тогда Аркашка не вытерпел, брызнул водой в Ваську и побежал домой. Больше всего попало Таньке, и та, заплакав, пошла жаловаться матери.
У ворот Аркашку встретил брат Петька, который куда-то отправился, должно быть, к Вальке Варову.
- Ты что в чужих уток кидался? - сердито спросил Петька.
- Она ж Валеркина, а ты с ним не играешь! - удивлённо ответил Аркашка.
- Всё равно, чья, - сказал Петька. - Ты сейчас сиди дома, а я к Вальке пойду. Только смотри никуда не уходи, понял?
- Опять дома! Уж и побегать нельзя... Вот и жди тебя теперь, когда ты придёшь... - обидчиво проговорил Аркашка. Но неумолимый Петька уже пошёл прочь, оставив своего несчастного брата сидеть дома.
Что ж, такова судьба! Аркашка посмотрел вслед Петьке и поплёлся домой.
...А между тем, сидя на чердаке, Валька Варов мастерил маленький телескоп. Перед ним лежали лобзик, куски фанеры, картон, клей, ножницы и тюбики с красками. Ветер листал открытую книгу, которая лежала на краю чердака, у самой дверцы.
Возле Вальки лежал небольшой фанерный ящик, на котором крупными буквами было написано: "СКЛАД В. В." В ящике лежало множество разных гаек, гвоздей, линз, обрезки фанеры, резина, акварельные краски с кисточкой, молоток, долото и прочие инструменты. Валька, серьёзный и сосредоточенный, вставлял линзу в картонную трубу. Его светло-карие глаза сверкали радостью, подбородок был слегка вытянут вперёд, курносый нос, серые волосы - всё замерло в напряжении. Валька любил строить разные штуки, а ещё любил книги и рисование. Ребятишки уважали его больше всего за то, что он знал много страшных и смешных историй и всегда выполнял любые просьбы ребятишек. Он, как и верный его друг Петька, любил приключения и всегда выдумывал что-нибудь интересное и захватывающее.
- Валька! - вдруг раздался внизу чей-то голос. - Ты на чердаке? Валька очнулся и высунул голову:
- 3алезай сюда, Петька, я здесь телескоп делаю, будем звёзды вечером смотреть!
Петька ловко взобрался на высокий тополь с гладким стволом, потом перешагнул с сучка тополя на край чердака, подал Вальке руку, и вскоре оба мальчишки оказались вместе.
- Валька, здорово!- сказал Петька. - Ну как, мастерим? Поедем сегодня на великах к отцу в лес, он километров за пятнадцать отсюда дрова пилит с Михаилом. Там ягод - уйма! Я позавчера ездил с ними. Колька тоже с нами поедет.
- Ладно, давай доделаем телескоп вместе, поедим и поедем. Мне сегодня делать нечего, - согласился Валька, и оба принялись за работу, весело разговаривая.

 

3. Д о м и к  в  г л у ш и

 

Навстречу велосипедистам быстро неслись леса, поля, луга... Солнце сверкало на голубом небе, берёзы шумели, и летали над пашней чёрные грачи. Дорога широкая, гладкая. Кое-где по краям её серебрятся на солнце лужицы. Радостно, весело кругом!
И вот - лес кончился, далеко раскинулась широкая степь, на которой золотистыми волнами колышется высокий ковыль. Вот уже берёзы скрылись за горизонтом, не видать зелёного леса, только бесконечная степь тянется кругом, соединяясь на горизонте с голубым небом.
Настроение у Вальки прекрасное. За разговорами время проходит незаметно. А поговорить есть о чём: и о фантастическом огненном змее, и о том, что шестой "Б" ушёл в поход и что "бэковцы" воображают, будто их лучше нет никого, и ещё об очень многом.
Мальчишки набирают скорость, стараясь обогнать друг друга, и велосипеды несутся вперёд с быстротой летящих птиц, в ушах свистит ветер...
Наконец, впереди показалась голубовато-зелёная полоса
соснового бора.
- Скоро!.. - облегчённо вздохнул Петька. - Они тут километра
за четыре пилят.
Ребята сбавляют скорость. Дорога, виляя, вскоре приводит в шумящий сосновый бор. Высокие могучие сосны затеняют дорогу. Здесь прохладней, чем в степи, хотя ветер не проникает сюда сквозь сосны. Лес стоит тихий и таинственный, только изредка шумят вершины высоких сосен.
...Вскоре среди сосен стали попадать длинные белоствольные берёзки, которые тянулись вверх, к солнцу, стараясь вытянуться из тенистого леса. Потом берёзы стали попадаться всё чаще и чаще. Здесь ребята свернули с дороги на узкую лесную тропинку. Петька ехал впереди. Вдали послышался звон пилы и гулкие удары топора. Значит, ребята были уже совсем близко.
Вскоре впереди показались невысокие штабеля берёзовых дров, а за ними открылась широкая поляна, на которой стояла высокая толстая берёза, а отец Петьки с братом Михаилом подпиливали её. Вскоре берёза начала медленно падать.
- Отойдите! - закричал отец показавшимся из леса ребятам.
Ребята отвели велосипеды в сторону и положили на траву. Берёза, с треском ломая сучья, рухнула на землю.

- Здoрово! - восхищённо сказал Колька Воронков.
- Ну что, за ягодами приехали? - весело спросил мальчишек
Петькин отец. - Молока-то привезли?

- Привезли, вон бери там, фляжка к багажнику привязана. Вы идите, отдыхайте, а мы пока попилим, - ответил Петька.
Отец подал пилу Петьке, и они вдвоем с Михаилом отправились обедать. Ребятишки немного поспорили, кому пилить, но потом договорились, что пилить будут по очереди: сначала Петька с Валькой, потом Петька с Колькой, а потом Валька с Колькой и так далее. Вскоре зазвенела пила и понеслись по всему лесу удары топора. Колька стоял на стволе берёзы и быстро и деловито отрубал толстые сучья, отбрасывая их в сторону. Валька с Петькой пилили берёзы, которые были ещё раньше очищены от сучьев.
- Вот как отдохнём, я вам покажу местечко, где ягод много, жуя толстую налeвную шаньгу, сказал Михаил. - Там ягод - хоть вёдрами греби. Да все крупные, спелые...
Вскоре мальчишки допилили берёзу и начали таскать длинные двухметровки в поленницу.

- Да ладно, мы с Михаилом сложим, - сказал отец.
- Ничего, мы и сами сильные, отдыхайте! - запротестовали ребята.

Вскоре Михаил сказал:
- Ну, пошли, воробьи, покажу!

Мальчишки взяли корзинки и пошли вслед за Михаилом, весело переговариваясь. Они долго шли вперёд, изредка останавливая Михаила:

- Да ты посмотри, тут ягод вон сколько! Куда ж ещё больше? Пособираем, а?

Но Михаил только смеялся над ними и вёл ребятишек всё дальше и дальше. Наконец, все остановились. Мальчишки так и ахнули: кругом красовалась ярко-красная крупная клубника, свисавшая к земле.
- Как виктория! - восхищённо сказал Валька.

- Да тут и собирать-то нечего: раз, два - и корзина полна, сказал весело Петька.

- Ну как, вам нравится? - лукаво спросил Михаил.
- Конечно! - хором ответили мальчишки и принялись собирать клубнику. Михаил походил немного по поляне, поел ягод и сказал:

- Ну, ладно, я пойду, пилить надо. А вы, между прочим, не заблудитесь, когда обратно пойдёте?

- Конечно, не заблудимся! - ответили мальчишки. Петька
отсыпал в горсть немного ягод и подал Михаилу:

- На, папе отнеси!
Михаил взял ягоды и пошёл. Ребята снова склонились над травой, среди которой ярко алела клубника.
Корзинки быстро наполнялись. Изредка перекликаясь, ребята собирали ягоды. Валька был погружён в свои мысли. Он думал о Валерке Воробьёве, бывшем своём друге. Валерка учился в шестом "Б", который недавно ушёл в поход. В общем он был неплохой парень, но, по Валькиному мнению, задавался. К тому же Валерка дружил с Ванькой Колтышевым, которого Валька не любил. Ванька ненавидел всех, кто ему говорил что-нибудь неприятное, хотя, быть может, и справедливее. Ванька курил, воровал в огородах огурцы и морковь и к тому же был хвастун. С тех пор, как Валерка подружился с Ванькой, он бросил дружбу с Валькой и даже стал всячески высмеивать его при удобных случаях. А вот Витька Постовалов, тот совсем другой. Он, правда, хвастун, но не хулиган, - зато порядочный трус. Он то начинал дружить с Петькой, то с Колькой, то с Валькой. Никто из них не нравился ему, а мальчишкам Витька тоже не нравился. В школе Витьку прозвали подлизой: он учился лучше всех, потому что дома ему было делать нечего, кроме того, как учить уроки.
...Валька на секунду оторвался от своих мыслей, разогнул спину и застыл на месте от удивления: шагах в пятидесяти от него стоял новенький домик! Откуда он оказался в такой глуши? Кто в нем живёт? Валька свистнул мальчишек, и они прибежали к нему.
- Глядите, домик! Откуда он здесь?
- Пошли, подойдём поближе! - шёпотом сказал Петька.
Ребята на цыпочках подошли к таинственному домику.
Кругом никого не было. Возле домика стояла низенькая деревянная скамейка, на которой лежала толстая книжка в синем переплёте. Валька осторожно взял её и прочитал на обложке: "Астрономия". Ребятишки заинтересовались. Валька стал листать книгу, и вдруг его привлекла картинка, на которой была изображена прямая яркая полоса с огненным дымящимся хвостом на фоне ночного неба. Валька перестал листать, нашёл ту страницу, на которой мелькнула картинка, и прочёл: "Раньше люди называли падающие с неба камни посланцами богов или огненными змеями". Валька удивлённо воскликнул:
- Петька, огненный змей!
- Правда! - воскликнули удивлённые мальчишки.
На другой картинке было изображено какое-то туманное
облако, которое протянулось поперёк звёздного неба. Под ней было написано: "След от пролетевшего метеорита". Валька вспомнил: ведь точно такое же облако он видел в ту ночь, когда произошёл взрыв!
Но тут мысли Вальки прервал Петька:
- Валька, бежим! Какие-то дядьки идут!

 

4. В и т а л и й   Н и к о л а е в и ч


-Эти небесные камни бесконечно долго плутают в безвоздушном пространстве, пока, наконец, их не притянет к себе какая-нибудь планета, - рассказывал возбуждённым ребятам Виталий Николаевич. - Множество небесных камней, метеоритов, ежедневно врывается и в земную атмосферу. Среди них есть и миллиарды ничтожных пылинок весом в доли грамма, и обычные метеориты, весом в несколько килограммов, а иногда и очень крупные глыбы - весом в тонны и десятки тонн. Однако из всего роя космических пуль и снарядов достигают земли лишь немногие. Крошечные небесные камни весом в доли грамма полностью распыляются в атмосфере, а более крупные падают на землю сильно потрёпанными в "бою" с атмосферой. Только самые крупные их метеоритов - весом в тонны и десятки тонн достигают поверхности Земли с незначительным уроном. Один из таких крупных метеоритов и упал недалеко от вашего посёлка.


- Так или иначе, но на поверхность Земли ежедневно выпадает около десяти тонн различных небесных камней. А значит, ежегодно Земля за счёт метеоритов прибавляет в весе примерно на три тысячи шестьсот тонн. - (Валька ахнул). Правда, эта прибавка в весе Земли заметна так же мало, как у человека, прибавившего в весе доли миллиграмма.
- На витрины музеев метеориты попадают очень редко. Многие тысячи их, упав на Землю, навсегда теряются где-нибудь на дне морей и океанов, в пустынях и в лесах.

- А как отличить от простого камня метеорит? Ведь все камни одинаковые! - спросил Валька.

- На этот вопрос тоже можно ответить - начал Виталий Николаевич. - Метеориты делятся на три группы: железные, каменные и железо-каменные. Во-первых, метеоритное железо, в отличие от земного, хорошо куётся только в холодном состоянии. Во-вторых, в железных метеоритах никеля содержится в количестве от 5 до 50 процентов, между тем как земное железо содержит или меньше трёх, или больше пятидесяти процентов никеля. Кроме того, если метеорит не раскололся на части в атмосфере, его можно отличить от обычного камня по коре плавления. Когда метеорит летит в атмосфере, то под влиянием высокой температуры его поверхность плавится и образуется тонкая чёрная кора. Затем, когда метеорит упал на Землю, она застывает и образует характерную для метеоритов "кору плавления".

- Кора у метеоритов разная. У самостоятельного метеорита она толще и более гладкая, а у осколка тоньше и шероховата. Это и неудивительно. Ведь самостоятельный метеорит на своём пути в атмосфере подвергался плавлению, а осколок покрыться корой только после своего образования.
- Железные метеориты гораздо крепче каменных. Вот почему среди найденных метеоритов большинство составляют железные.
- А что, если метеорит на человека упадёт? - спросил Петька.

- Ну, это совсем почти невозможно. За всю историю человечества не было ни одного достоверного случая гибели человека от попадания метеорита, и вполне понятно, почему: попробуйте подсчитать, во сколько раз общая площадь, занимаемая людьми, меньше остальной поверхности земного шара. Вы получите дробь, очень близкую к нулю. Значит, вероятность, что метеорит попадёт в какого-нибудь обитателя 3емли, очень мала.

- Правда, нам известен факт, когда небесный камень был причиной смерти одного крупного животного: в 1892 году при раскопках в Аргентине на глубине почти шести метров был обнаружен скелет звероящера, который был придавлен метеоритом.
- Очень редко метеориты попадают и в дома. За всю историю человечества известно лишь пятнадцать достоверных случаев таких падений метеоритов.

...Костёр трещит, вода бурлит в котелке. Солнце уже задело своим красным диском за верхушки леса. И вот уже поднялась голубая луна, мерцают звёзды. Валька мечтательно смотрит в небо. Теперь оно встаёт перед ним по-новому. Вон ковш Большой Медведицы висит почти над головой, Млечный Путь таинственной туманной полосой пересекает небосвод. А вон красноватая звёздочка - это планета Марс, ближайшая к Земле. На ней, может быть, живут люди, разумные существа. Эх, слетать бы туда! Вот когда Валька вырастет большой, - он станет звездолётчиком. Он построит большую ракету и вместе с Петькой и Колькой полетит на Луну, а потом и на Марс, на Венеру... Они узнают, есть ли там жизнь и разумные существа, а потом полетят на более далёкие миры. Вселенная бесконечна, и в ней бесконечно множество планет, подобных Земле. На одних из них жизнь только начинается и появляются разумные существа, на других коммунизм, и люди с этих планет летают на своих звездолётах по Вселенной. Впереди - дорога открытий, надежд, счастья...
Виталий Николаевич говорит, что первый планетолёт взлетит с Земли уже где-то в 1975 году! А может быть, на этой первой ракете посчастливится лететь и Вальке Варову с его друзьями? Кто же знает, будем надеяться! Всё главное - впереди.

5. П р е д л о ж е н и е   В а л ь к и

С того памятного часа, когда ребята познакомились с экспедицией за метеоритом, прошло всего четыре дня, а дружба между ребятами и астрономами совершенно окрепла. Как вы, должно быть, уже догадались, в лесном домике поселилась экспедиция, которая разыскивала "огненного змея" - метеорит, упавший вблизи посёлка, в котором жили наши друзья. Крепко подружились мальчишки с участниками экспедиции, а особенно с её начальником, Виталием Николаевичем Савчуком. Это был весёлый, всегда бодрый и жизнерадостный мужчина, молодой, но уже известный астроном. Вечерами он о многом рассказывал мальчишкам: и о Марсе, и о метеоритах, и о геофизическом годе, начавшемся недавно. Больше всего ребята расспрашивали его о Марсе и Венере - о планетах, на которых предполагалась жизнь, и Виталий Николаевич охотно им рассказывал.
Вчера ребята остались ночевать с астрономами и всю ночь не спали: смотрели небо в настоящий телескоп, который привёз Виталий Николаевич для того, чтобы одновременно с поисками метеорита наблюдать за небесными светилами. И сегодня почти всю вторую половину дня провели мальчишки возле маленького лесного домика, слушая Виталия Николаевича.
...Валька очнулся от своих мыслей и стал слушать.
- ...Если метеорит ударится о землю со скоростью четырёх километров в секунду, - рассказывал он, - то взрыв получится такой же, как если бы взорвался запас нитроглицерина или ещё какого-нибудь сильно взрывчатого вещества, равного по массе метеориту. Это происходит оттого, что в момент удара метеорита о землю связь между отдельными молекулами метеорита мгновенно разрушается, и по своей подвижности они становятся похожими на подвижные молекулы газа. Значит, метеорит в момент удара можно рассматривать не как твёрдое тело, а как чрезвычайно сильно сжатый газ. Но такой газ, подчиняясь законам, верным для всяких газов, будет стремиться мгновенно расширяться. Иначе говоря, разлетевшиеся с огромной скоростью молекулы метеорита произведут взрыв колоссальной силы. Ну, а если скорость метеорита была ещё больше, то и взрыв будет ещё сильнее. При скорости шестьдесят километров в секунду взрыв получается в тысячу раз больше, чем при скорости четыре километра. А ведь гигантские метеориты имеют массу в сотни и тысячи тонн!
- Лишь незначительная часть метеорита в виде осколков будет выброшена силой взрыва в воздух, а затем снова упадёт вблизи места падения.

- Были известны случаи, когда осколки метеорита, попадая в воду и сохраняя внутренний холод, замораживали её...
- Чай вскипел! - закричал Колька.
Вода в чайнике бурлила, пенилась и текла через край, приподнимая крышку. Крылов (помощник Виталия Николаевича) принёс стаканы, налил в них чая и раздал всем мальчишка.
За столом ребята весело разговаривали.
- Петька, знаешь, а что, если и нам метеорит поискать?
- Верно, Валька! И как мы раньше не додумались? Авось
найдём! Вот подарочек будет!
- Хорошо бы, ребята! Давайте, встанем завтра пораньше и
пойдём.

Вот так наши друзья решили идти на охоту за огненным змеем. Пожелаем же им успеха!

Конец второго рассказа

 

 

Рассказ третий
ЗАШИФРОВАННОЕ ПИСЬМО

1. Н а ч а л о   п у т е ш е с т в и я

 

Сегодня, как полагается каждому путешественнику, ребята встали рано, чтобы часам к шести утра быть на месте. Заря ещё чуть занялась, а ребятишки вместе с отцом Петьки и Михаилом уже мчались на грузовике. Валька ёжился от холода, глаза его слипались, хотелось спать.
...Солнце медленно поднималось из-за леса, освещая своими лучами верхушки сосен. Вскоре грузовик остановился, и все пятеро слезли. Машина, поднимая пыль, поехала дальше. Все свернули на тропинку. Берёзовые ветки, умытые утренней росой, хлестали своими мокрыми листьями по лицам ребят. Где-то звучал ручей, шумели берёзы, роняя на путешественников крупные капли холодной росы. Ребятишки подвернули штаны, чтобы не замочить их высокой мокрой травой.
Вскоре все подошли к поляне, на которой были повалены берёзы. Ребята разожгли костёр и погрелись. Потом отец с Михаилом отправились распиливать поваленные берёзы. Ребятишки посидели немного и начали собираться в путь. У каждого была небольшая полевая сумка, наполненная едой. У Вальки Варова, как у начальника экспедиции, были бинокль, примерная карта местности и толстая тетрадь, на которой было красиво написано: "Дневник экспедиции".
...Солнце уже поднялось высоко, рассыпая свои золотистые лучи во все уголки леса, когда наши путешественники отправились в путь. Разбуженный солнцем, лес ожил: запели птицы, застрекотали кузнечики, вылезли из муравейника муравьи.
В первый день путешествия ребята решили обойти южную окраину соснового бора, за которым начиналась степь. Виталий Николаевич со своей экспедицией начал исследование с северных районов леса. Ребячья же "экспедиция" тронулась на юг. Вскоре вдали показался просвет. Это обозначало, что бор скоро кончится, и путешественники повернули на запад, в сторону от дороги.
- ...Вот мы идём, идём, вдруг видим: огромная поляна. Вокруг повалены деревья, и у наших ног - огромная воронка километров пять длиной и шесть шириной, - мечтал Петька.
- Наоборот, - поправил Валька, - пять шириной и шесть длиной.
- Ну, да это всё равно. И вот глядим мы в эту бездну, а на дне её лежит огромный метеорит, весом тонн шестьсот. И бежим мы тогда к Виталию Николаевичу, и говорим ему таковы слова: "Уважаемый наш Виталий Николаевич! Помогите нам метеорит из земельки повыдернуть да бросить его в самую Москву-столицу, в самый большой музей". Вот удивится тогда Виталий Николаевич!
- Вот было бы переполоху! - засмеялся Валька. - Пришли бы мы домой и сказали бы, что поймали огненного змея. Они бы нам не поверили, а мы бы отпилили от метеорита глыбу, привезли бы в посёлок и сказали: "Не верите - посмотрите. Это язык змеиный".
Мальчишки засмеялись.
- Валька, залезь вон на ту сосну, посмотри оттуда в бинокль,
может, что и увидишь? - Петька показал на толстую сосну, стоявшую посреди широкой поляны. Развесистые сучья сосны спустились низко, можно даже было дотянуться рукой до первого толстого сучка, встав на цыпочки.
- Пожалуй, верно, Петька, - сказал Валька. - Авось что и увидим. Вы меня подсадите, я залезу.
Ребята подошли к сосне, Валька сбросил полевую сумку, достал оттуда бинокль и повесил его на грудь. Витька с Колькой подсадили Вальку, он ухватился рукой за нижний сучок, подтянулся, ухватился за другой, встал ногами на нижний сучок и полез дальше.
По деревьям Валька лазил прекрасно. С раннего детства он любил взбираться куда-нибудь повыше: сначала на стол, потом на чердак и крышу дома, а потом стал залезать на тополь, который высоко поднимался надо всем домом. Выше лезть было некуда, и поэтому Вальке пришлось довольствоваться тополем. Все думали, что он будет лётчиком. Сам же Валька любил строить и мечтал стать архитектором или хотя бы простым строителем. С появлением Виталия Николаевича у Вальки появилась новая и теперь уже окончательная мечта: взобраться ещё выше, выше неба.
...Итак, вскоре Валька уже сидел на верхнем сучке высокой сосны. Он поднял бинокль и стал осматриваться вокруг.
- Ну что? - нетерпеливо закричали ребята внизу.
- Ничего, - разочарованно ответил Валька. - На север и восток лес, на юг - степь, на запад - лес и начало какого-то болота...
Осмотрев местность, Валька слез, и ребята пошли дальше.

 

2. 3 а ш и ф р о в а н н ы е   п и с ь м а

- Валька, Петька, смотрите! - закричал Колька идущим позади ребятам. - Бумажка какая-то, гляньте!
Мальчишки подбежали.
- Постой, постой, - удивлённо произнёс Петька, сдирая с сосны приклеенную смолой бумажку. - Опять эта проклятая азбука Морзе!
- Чего? - переспросил Валька.
- Понимаешь, Валька, я тебе тогда не сказал... - ответил Петька. - Когда мы с папой и с Михаилом первый раз сюда приехали, я за ягодами пошёл и записку в одном думе нашёл, так она тоже азбукой Морзе была написана. Ну, я из любопытства взял её, думаю, разгадаю дома. Пришёл домой, достал азбуку Морзе, стал разгадывать. И получилась ерунда какая-то, набор букв. Из-за этой записки я азбуку Морзе всю выучил. Ну, гадал я, гадал, уж и так, и этак буквы переставлял - ничего не получается. И сейчас всё ещё гадаю.
- А ну-ка прочитай эту, тут, может, не зашифровано.
Петька взял записку и начал читать по буквам:
-В, А, Л, Е, Р, А...
- Валера! - радостно закричал Колька.
Вскоре записка была прочитана. В ней говорилось:
"Валера, Ваня и Витя! Идите за нами по дорожным знакам, которые мы оставили за собой. Витя, рюкзак направо, под ветками.
Все"

- Что за ерунда? - удивился Колька.
Петька посмотрел направо и увидел большую кучу сосновых веток. Он подошёл и разгрёб её. Действительно, там лежал рюкзак! Мальчишки остолбенели.
- Вот так так! - удивлённо произнес Валька.
Петька не знал, что и предположить.
- Наверно, это какой-нибудь отряд в поход пошёл, и этих мальчишек куда-нибудь послали, - сказал Колька.
- А чего сам-то отряд ушёл? - возразил Валька.
- Смотрите, - сказал Колька, - как подходит: Валерка Воробьёв, Ванька - Колтышев, а Витька - Постовалов. Здорово, а!
- Точно, это они, наверно, и есть! - ответил Валька. - Ведь "бэковцы" недавно в поход ушли!
- Ну да, они пять дней назад ушли! Откуда ж рюкзак до сих пор здесь будет?
- Так ведь тут буквы дождём смыты. А дождя два дня, как не было.
- Чепуха, это их росой смыло.
- Всё равно, она давно здесь, записка эта. Что ж с ними тогда
стряслось?
- Кто знает... - ответил Валька. - Петька, а у тебя с собой то
письмо?
- С собой, да ты его всё равно не разгадаешь, - ответил Петька, доставая из кармана небольшую бумажку. - Вот, посмотри.
- И ещё азбуку Морзе мне спиши, я тебе сейчас листок дам. Валька порылся в рюкзаке и подал листок с карандашом Петьке. Потом он осторожно засыпал ветками рюкзак неизвестного Витьки, сказав: - Нам он ни к чему, а тот мальчишка, может быть, придёт. И записку обратно наклей, Колька.
Потом Валька взял азбуку Морзе и письмо, лёг на траву и принялся разгадывать письмо. Там было написано:


---. .. .-. ..-. -. --. -. ..-
--- --. -. ..-. ..- .-. .-
-. ..-- . - ... . -- ---- --..
-.. .- --. -.. -.- -.. - .-. .
..- .. --. ... ... -.-. ... ..-. .. ..-
-. ..-. --. -. ..-- -. ..-- . .-
-..- - -.. .--- .. --- - --- ..-.
---- ...- --. ..-. ---- -. ...-
...... ..-. .. -... -.. .-. -. .- ...-
..-. ... .... .. -.- -. -.- .. .-

Валька перевёл, но получилась действительно какая-то ерунда:

" ЧМРЕФНГНУОГИФЮРЕМНЮЕТСЕММОДУДУОГ:КДТШЗ
ДАГИЖНЮФЕУИГ. УСФИУДФГНЮЕАЬТДЙИОТОФОЖГФЕШНЮ.
ИБУРНАЖОЕАГОУЕФСХИКНКИА".

- У меня тоже так получилось, - сказал Петька. - Ну, ладно,
пошли дальше, на привале погадаешь.
Валька на всякий случай переписал письмо себе на бумажку и
сказал:
- Пошли!

 

3. З л о п о л у ч н ы е   к р а с к и

Вскоре поляна скрылась из виду. Солнце уже склонялось к западу. Отдохнув, ребята повернули обратно, к дороге, а там уже близко до места, откуда они начали своё путешествие.
... До дороги осталось не больше полукилометра. Ребята шли, оживлённо разговаривая.
- Петька, гляди, из травы птичка вылетела. Там, наверно, гнездо у ней. Я пойду, посмотрю, - сказал Колька. Вскоре он позвал мальчишек, и те подбежали к нему.
- Гляньте, какие маленькие, - сказал Колька, показывая на птенчиков, которые, разинув большие рты, пищали и бились в гнезде.
- Пошли отсюда, а то, смотри, птичка беспокоится, - сказал Валька.
- Ну, пошли, - согласился Колька.
- Ребята, поглядите, а позади-то кто! - прошептал Петька.
На поляне, освещённой солнцем, мирно паслись две красивые косули. Ребята восхищённо смотрели на них. Валька решил срисовать косуль и подошёл поближе к сосёнкам, из-за которых было лучше видно животных. Ветер дул с юга, и животные не чуяли приближения человека. Валька снял сумку и вынул из неё большую коробку акварельных красок. Эти краски подарила ему в день рождения мать. На всякий - случай Валька взял их в своё путешествие.
- Тише! - предупредил Валька ребят. - Я их сейчас попробую срисовать.
Потом он вынул ещё бутылочку с водой и бумагу. Оставив всё это на траве, он закрыл сумку и надел её на плечо.
- А-ай! - вдруг пронзительно закричал Колька, и косули мигом скрылись.
- Чего, змея тебя, что ли, ужалила? - сердито и испуганно обернулся Петька.
- В муравейник ступил, - пожаловался Колька, прыгая на одной ноге, - а они в ботинок залезли!
- Эх, я даже набросок сделать не успел! - сокрушённо сказал Валька, подбежав к мальчишкам.
- Так я ж не виноват, если они... - сконфуженно ответил Колька, разуваясь.
...Вечер приближался быстро. Ребята уже шли по дороге.
- Эх, мальчишки, я ведь краски-то там оставил! Ну и растяпа!
Что ж делать-то теперь? - с сожалением спросил Валька.
- А, не беда, завтра зайдём, возьмём. Да и пропадут, так горя - то... - беспечно ответил Колька.
- Эти краски мне мама подарила, - сказал Валька. - Дорогие и самые лучшие. Таких нигде больше не найдёшь! Да и если оставить, так не отыщешь потом.
- Да ты всё равно сейчас не успеешь, к ночи придёшь, - сказал Петька.
- Ничего, успею, здесь недалеко. Вы идите, а я догоню. Я бегом, а в случае чего у Виталия Николаевича ночую.
Ребята постарались уговорить Вальку, но ничего не вышло. Валька побежал назад, а Петька с Колькой, взяв его рюкзак. Вскоре были уже на деляне.
К счастью, место, где остались краски, Валька нашёл быстро. Коробку с красками он увидел ещё издали. Она лежала среди высокой травы, а ветер старался вытащить из-под неё листок белой бумаги. Валька схватил коробку и побежал обратно. Бежать он решил напрямик, по лесу. От долгого бега он выдохся и свалился на траву. Налево от него на фоне вечерней зари красовались высокие сосны. Солнце показывало, что было уже где-то около семи часов.
Валька решил не тратить времени даром и во время отдыха срисовал несколько сосен. Он взял карандаш и листок бумаги и начал рисовать. Мысли в голове запутывались. Он думал и о зашифрованном письме, и о соснах, и о путешествии сразу. Или из-за того, что он очень устал, или из-за того, что спал сегодня мало, Вальке нестерпимо хотелось спать.
. . . Карандаш выпал из рук, и Валька уронил голову на колени.

4. П и с ь м о   р а з г а д а н о !

Крупные капли дождя упали на Вальку. Он вздрогнул и проснулся. Что такое? Кругом - страшная темнота, гремит гром, каплет дождь, и ослепительные молнии изредка освещают лес. Валька припомнил всё по порядку и понял: он заснул вечером в лесу, а теперь проснулся, совершенно один, среди ночи, когда началась гроза.
Дождь полил, как из ведра. Валька сунул краски и бумагу в карман и со всех ног, цепляясь за сучки и падая, побежал к дороге. Он дрожал от холода и страха. За каждым кустом ему чудился волк, на каждой сосне - огромные чудовища. Сосны дико шумели, лес стонал, трещал. Ветер дул, поднимая с земли всё, что мог, и бросал всё это на Вальку. И тогда ему казалось, что чудовища трогают его своими огромными лапами. В голове мелькали мысли: "А вдруг я не найду дороги? Хорошо бы найти домик экспедиции... А ребята, наверное, искали меня..."
Вдруг посыпался град. Он беспощадно бил и по голове, и по спине, и по ногам. Промокший и озябший Валька встал под сосну, куда не проникал град. Но не всю же ночь стоять здесь, дрожа от холода! Ещё молния ударит. Валька стал, скрываясь под соснами, продвигаться к дороге. Град усилился, гремел оглушительный гром. Иногда Вальке казалось, что он идёт совсем не туда. Действительно, дороги всё не было. Что за чёрт?
Вскоре Валька вышел из леса на какую-то широкую поляну. Но когда молния осветила всё кругом, он понял, что вышел на степь! Значит, он шёл совсем в другую сторону. Но теперь Валька точно знал, что дорога влево от него.
Град стал реже, только сильный ливень беспощадно обливал и без того про мокшего до костей Вальку. Но идти теперь было безопасней. Деревья по-прежнему шумели зловеще. Страшная темнота стояла кругом, и приходилось пробираться ощупью, дожидаясь очередной молнии... Лес казался бесконечным. Наконец, Валька почувствовал под ногами голый песок, молния осветила местность - дорога!
Град перестал, а ливень усилился ещё больше. Придерживаясь дороги, Валька продолжал идти. Он шёл на север, в нём горела маленькая надежда - найти домик экспедиции. Дрожа от холода, Валька бежал навстречу свистящему ветру. Ему начало казаться, что он уже далеко убежал от того места, где он должен был сворачивать, что он идёт совсем не по той дороге. А дождь всё лил и лил...
Ослепительная молния разрезала небо, и Валька увидел то место, где ему надо было сворачивать, - или на него похожее. Он снова оказался в дремучем лесу. Дождь по-прежнему лил, не переставая. Сердце Вальки сильно билось, весь он съёжился от холода.
Вот и знакомая поляна, вокруг напилены кучи дров. Валька облегчённо вздохнул: значит, не ошибся, правильно свернул. Теперь легче будет найти домик.
Валька немного передохнул и снова побежал. Кругом только
сосны да сосны... Жутко и холодно.
Но - ура! - вдали показался огонёк. Это домик!
Со всех ног, не отрывая глаз от огонька и цепляясь за деревья, Валька бросился к домику. Каким родным и знакомым показался теперь он Вальке!
Валька, запыхавшись, подбежал к окну и заглянул в него. Над столом склонился Виталий Николаевич, что-то пишет. Горит керосиновая лампа. Нет, это не обман! Это действительность! Валька застучал в окно и закричал:
- Виталий Николаевич, откройте!
Виталий Николаевич поднял голову и удивлённо спросил:
- Валентин?! Пришёл!!
Потом он поспешно встал из-за стола и подошёл двери. Дверь открылась, и Валька бросился на шею к Виталию Николаевичу.
И вот они в избушке. Как здесь тепло и уютно! Спят все члены экспедиции, только неутомимый Виталий Николаевич всё еще не спал.

- Раздевайся, Валентин. Я сейчас тебе халат достану. Как же это ты, заблудился, что ли? - Виталий Николаевич вынул из чемодана белый тёплый халат. С Вальки на пол текла вода.
- Н-нет, не заблудился, - покраснев, ответил Валька. - Уснул.
Валька разделся, вытерся полотенцем и надел халат, который тащился за ним по полу.
- А мы с ребятами весь вечер тебя искали. Потом уж решили, что ты на попутной машине уехал. Ребятишки у нас так и остались ночевать, - рассказывал Виталий Николаевич. - А ты, братец, здорово промок-то. Простудился, наверно. Ладно, я выжму одежду-то. Ты иди ложись спать, рядом с мальчиками.
- Ладно, Виталий Николаевич, только с условием, что Вы тоже ляжете спать.
- Эх ты, заботливая душа, - Виталий Николаевич обнял Вальку. - Ладно, лягу. Иди спи.
Валька лёг рядом с Петькой, покрывшись халатом. Как приятно было лежать на этой тёплой постели! Дождь стучит по крыше, сверкают молнии и грохочет раскатисто гром, а здесь так тепло и уютно! Вот проснутся утром мальчишки, ну и удивятся, когда его увидят! И Валька спокойно заснул.
Виталий Николаевич вынул из карманов Валькиных брюк бумагу, карандаш и краски, взял остальную одежду Вальки и вышел из избушки. Гром по-прежнему гремел, хотя дождь стал реже. Виталий Николаевич выжал одежду, возвратился в избушку и развернул одежду на верёвке; протянутой над дверью. Потом он сел на стул и взял со стола Валькину бумажку, на которой была нарисована высокая сосна. Виталий Николаевич пристально посмотрел на сосну, потом повернул бумажку обратной стороной. Там было что-то написано азбукой Морзе. Виталий Николаевич прекрасно знал азбуку Морзе ещё с детства, когда он мечтал стать капитаном дальнего плавания, и теперь решил из любопытства прочитать написанное. Он быстро прочитал записку и обмер. На бумажке было написано:

"НИКАКИХ СЛЕДОВ НЕ ОБНАРУЖИЛ. ЗАХОДИЛ
В БОЛОТО И ЧУТЬ НЕ ЗАБЛУДИЛСЯ. ВИДЕЛ
ЗАБАВНУЮ ШТУКУ В ОДНОМ МЕСТЕ ЗАМЁРЗЛА ВОДА.

ВАЛЕРИЙ"

Уж не мерещится ли с сонных глаз? Виталий Николаевич ещё раз пробежал записку глазами и бросился к спящему Вальке. Тот проснулся сразу же, от первого толчка, ничего ещё не понимая спросонья. Виталий Николаевич возбуждённо говорил:
- Слушай, Валентин, где ты достал эту записку? Валька удивлённо посмотрел на записку и узнал её:
- Её Петька нашёл... Мы гадали - гадали, никак не могли её разгадать. Вот я её себе на всякий случай и списал, авось когда разгадаю... А что?
- Да ты понимаешь... Ведь это письмо имеет громадное значение для нашей экспедиции! Оно указывает нам то место, где нужно искать метеорит! Где вы нашли это письмо?
Валька удивлённо и радостно вскинул глаза на Виталия Николаевича:
- Как? Как вы сказали? Указывает место, где нужно искать метеорит?! Нашёл письмо Петька, спросите у него. Но постойте, как вы разгадали письмо? Мы всю азбуку Морзе знаем, а отгадать никак не могли!
- Не могли? - удивился Виталий Николаевич. - Но ведь оно написано простой азбукой Морзе, а больше никак не зашифровано. Вот, смотри, - он подал письмо Вальке. - Вот это буква "Н", это "И"...
- Вы держите письмо вверх ногами! - сказал Валька.
- Как вверх ногами? Правильно.
- Так значит... Вот оно что! - и Валька всё понял: они просто держали письмо "вверх ногами", когда читали, поэтому и получалась такая ерунда. А на самом деле письмо было зашифровано не более как азбукой Морзе. - А что тут написано?
- А вот что, - и Виталий Николаевич прочитал письмо Вальке. - Ты помнишь, вчера у костра я рассказывал вам о том, как один небесный камень, упав в воду, заморозил её, сохраняя внутренний холод? Значит, и эту воду заморозило не что иное, как метеорит. Иначе кому бы вздумалось замораживать воду среди лета? А из этого следует, что мы точнее теперь знаем, где упал небесный камень: в болоте недалеко от того места, где Петька нашёл письмо. А насчёт того, кто этот "Валерий", разберёмся потом. Ну, спи. Прости, что потревожил.
Виталий Николаевич стал раздеваться, а Валька закрылся халатом с головой и стал думать. Первые мысли, самые весёлые и радостные, были о том, что метеорит уже почти найден. Потом мысли вернулись к "Валерию". Как и следовало ожидать, письмо, найденное мальчишками сегодня, имеет отношение к этой Петькиной записке. Что же всё-таки случилось с этими мальчишками? Впрочем, об этом Валька узнает потом... Свет погас, и Валька снова заснул. Гроза уходила, и только изредка глухие раскаты грома слышались в тишине...

Конец третьего рассказа

 

 

Рассказ четвёртый
КОНЕЦ

1.Бесконечное болото

Но что же, наконец, случилось с Валеркой, Ванькой и Витькой? До сих пор мы ничего о них не узнали, не считая письма, найденного Петькой. А случилось с ними вот что.
На следующий день после ночёвки в лесу ребята обсудили своё положение и снова принялись за поиски. Изредка отдыхая, ребята прошли километров десять. Видя, что Витька Постовалов устал, Валерка объявил отдых. Сам Витька понимал, что он только обуза для товарищей: и вперёд всех устаёт, и ест всё чужое, потому что рюкзак у него или остался на месте вынужденного привала, или ребята взяли его с собой. Чтобы искупить свою вину, Витька всё время нёс на себе то Валеркин, то Ванькин рюкзак.
В первую очередь на привале поели и отдохнули как следует, а потом принялись обсуждать план действий.
- Оставим рюкзаки здесь, - предложил Валерка, - а сами разойдёмся в разные стороны: Ванька - на север, Витька - на северо-восток, а я - на северо-запад. Если мы не обнаружим следов, то, во всяком случае, найдём какую-нибудь дорогу, которая нас, может быть, приведёт в Герасимовку. В случае, если кто-нибудь из нас вернётся раньше других, пусть напишет зашифрованную азбукой Морзе записку о результатах своих поисков и продолжает поиски дальше. Сойдёмся часам к трём.
Ребята согласились, и, замаскировав в кустах рюкзаки, мальчишки разошлись в разные стороны.
...Валерка шёл долго. Наконец он остановился: впереди было болото, и идти было больше некуда. Валерка решил перейти через болото, решив, что это маленькое болотце. Он снял ботинки и пошёл прямо по воде. Вдруг его привлекла странная картина: между двух кочек был лёд! Валерка остановился, наклонился и пощупал его рукой. Действительно, это был лёд! Удивительно, почему же вода оказалась замёрзшей среди лета?
Валерка вернулся назад и заметил, что края болота не видно, и впереди - тоже болото. Кругом только кочки и кочки... Валерка раздумал идти вперёд, считая, что это безрассудно, потому что он не знает, на сколько километров тянется это болото.

Солнце заволокли длинные серые облака, и лишь кое-где клочками голубело небо. У Валерки закружилась голова, он даже не знал точно, где солнце. Шёл вперёд он долго, а конца болоту всё не было. "Неужели заблудился?" - мелькнуло у него в голове. Наконец, солнце выглянуло в голубой просвет, но совсем не там, где ожидал его видеть Валерка. Валерка знал, что край болота
находится на юге, и он зашагал навстречу солнцу.
Вскоре показался лес. Болото кончилось, и Валерка облегчённо вздохнул.
Когда Валерка вернулся к месту, откуда начал своё путешествие, там ещё никого не было. Валерка достал из кармана карандаш и написал условленным шифром записку, в которой говорилось: "НИКАКИХ СЛЕДОВ НЕ ОБНАРУЖИЛ. ЗАХОДИЛ В БОЛОТО И ЧУТЬ НЕ ЗАБЛУДИЛСЯ. ВИДЕЛ ЗАБАВНУЮ ШТУКУ: В ОДНОМ МЕСТЕ ЗАМЁРЗЛА ВОДА".
Спустив письмо в дупло, которое было условной почтой, Валерка решил ещё раз обшарить вокруг местность, так как время ещё осталось. Но сколько он ни ходил по лесу, так ничего и не обнаружил.
Удивлённый Валерка узнал, что никто не читал его письма, а между тем письма в дупле не было. Кто же взял его и зачем?
Кроме того, что следов нет, все мальчишки сообщили друг другу, что впереди - одно лишь болото! А сворачивать в сторону не хотелось. Но факт тот, что отряд, конечно, обошёл болото, и следы надо искать или на другой стороне болота, перейдя его, или же направо или налево. Однако кто знает: направо или налево от болота шли участники похода?
Ребята решили идти по краю болота на восток, несмотря на предложение Ваньки идти прямо по болоту. Шли они долго, а болото всё не кончалось. На западе небо очистилось от облаков, и солнце жгло им спины. С востока же поднималась большая туча. Вдруг болото стало поворачивать на юг.
- Что за чёрт! - изумился Ванька. - А вдруг оно потом и на запад повернёт? И потом, несомненно, назло нам, они прошли по ту сторону болота. Нет, по-моему, нужно идти напрямик.
Ребята в нерешительности остановились. Валерка предусмотрительно возразил, что в болоте могут возникнуть препятствия, например, трясины. Витька тоже поддержал его, так как у него не было никакой охоты плутать ночью по болоту.
Ванька же убеждал, что это самый разумный выход.
Наконец, обдумав всё, ребята решили принять смелый план, выдвинутый Ванькой, и двинулись по болоту, надеясь, что сегодня же будут в Герасимовке.
Но они ошиблись. Как назло, болото не кончалось, а грозовая туча уже заволокла небо и стала готовиться к операции. Она попробовала сначала, в исправности ли гром и молния, а потом беспощадно начала поливать несчастных ребятишек. Дождь лил, как из ведра. Ребятишки промокли и устали, а конца проклятому болоту всё не было. Начинало темнеть, а оно всё ещё не кончилось. Кругом были только кочки и вода, вода и кочки.
- Ну и попали же мы в переделку! - сердито сказал Ванька.
Витькино предположение начинало оправдываться: с Ванькой
живым и здоровым не вернёшься.
Ребятишки шли босиком, закатав штаны. Темнота начинала скрывать окрестность.
- А-ай! - закричал вдруг Витька: он провалился в какую-то яму и оказался по горло в воде.
Мальчишки молча вытащили его оттуда. От остальных Витька сейчас немногим отличался: все были такие же мокрые и застывшие.
Впереди была большая лощина, наполненная водой, и ребята повернули налево, потому что переплывать озерко в такой холод, ясно, не хотелось, а брода через него не было. Над болотом сверкали молнии, освещая три сжавшиеся мокрые фигурки. Ливень по-прежнему хлестал и хлестал. Под ногами была вязкая тина и скользкая земля. Валерка запнулся о кочку и чуть не свалился в воду. Ванька ступил на какой-то островок, выступавший над водой. Вдруг он закричал:
- Засасывает!
Валерка с Витькой потянули его за руки и вытащили. Дальше идти они боялись: кругом были "островки" и глубокие ямы. Они уже забыли, как сюда попали, а между тем уже совершенно стемнело.
- Неужели нам здесь ночевать придётся? - сердито и зло спросил Ванька.
А ночевать действительно пришлось в болоте.

2. З а п е р т ы е   в   б о л о т е

Так началось новое злоключение трёх юных путешественников, которое повлекло за собой неожиданные последствия. Но не будем говорить пока об этих последствиях, а узнаем о том, что произошло после того, как во время ночной грозы мальчишки заплутались в болоте.
...Валерка, Ванька и Витька лежали на траве, которую они нарвали с кочек и из которой соорудили подобие постели. "Кровать" была мягкая, и на ней было приятно отдохнуть. Солнце уже поднялось над болотом и жгло спины ребятам. Вокруг поднимались из болота стаи птиц, с гамом пролетая над мальчишками. Некоторые птицы опускались на кочки или же плавали по воде. Рядом с мальчишками лежали два рюкзака и куча сухих веток, которых ребята наломали для костра с чахлых болотных деревцев ещё вчера вечером. Сами мальчишки склонились над составленной ими картой болота и обсуждали своё положение.
- Так, - сказал Валерка, ~ здесь, значит, трясина, а здесь - яма. Но как же мы сюда попали?
- Должно быть, вода после грозы поднялась, - неуверенно сказал Витька. - А может, этот островок, - Ванька показал пальцем на карте, - совсем не трясина, может, по нему мы сюда и попали. Что если попробовать пройти по нему?
- Ну да! - запротестовал Витька. - Попробуй, а тебя засосёт.
- В общем, сегодня мы попробуем переплыть воронки № 2 и № 3 и немножко поучим Витьку плавать.
Бедный Витька! Теперь он часто думал о том, что не умеет плавать. Может быть, этим он только задерживал мальчишек. Но всё-таки Витька надеялся, что плавать он научится. Мальчишки обещали, что если кто-нибудь из них сумеет вырваться из болота, то Витьке скоро будет послана подмога, и его перенесут или перевезут из болота. Но терпеть такой позор Витьке совсем не хотелось, и поэтому, хотя и с большим трудом, он учился плавать. Витька думал о том, что если он научится плавать, то, может быть, и сам первым пересечёт болото. Однако научиться плавать было нелегко, и при каждой попытке плыть не доставая дна и без помощи мальчишек Витька захлёбывался.
Из мальчишек лучшим пловцом был Валерка. Но даже он не мог переплыть болотное озерко, которое преградило ребятам дальнейший путь. А между тем на противоположном берегу этого озера зеленели кустарники, которые манили мальчишек к себе: ведь, наверное, за этими кустами и кончается болото.
Пройти назад, на юг, можно было примерно километра на полтора-два, а от восточного озерка до западной трясины было около двух километров. Это были "владения" наших путешественников.
... В первый день после грозы, которая продолжалась до самого утра, ребята, даже не выспавшись (ведь спать-то было негде), решили искать выход из болота. Однако выхода они так и не нашли. Они долго плутали по болоту, к тому же день стоял пасмурный, и определить, где солнце, было нельзя. Лишь к вечеру небо прояснилось, и прояснились мысли мальчишек: они пришли к выводу, что заперты в болоте. Через трясину пройти было нельзя, и оставалась только одна надежда: переплыть воду, которая занимала довольно обширное пространство.
К концу дня ребята начали готовиться ко второй ночёвке в болоте. Нарвали с кочек травы, и получилась неплохая "кровать". Решили разжечь костёр, погреться и поесть. К счастью, у Ваньки в кармане нашлись спички, хотя и наполовину отсыревшие во время грозы. Потом ребята, не раздеваясь, легли на травяную постель и вскоре заснули.
Утром они встали часов в одиннадцать, потому что не спали предыдущей ночью. И вот сейчас они снова отправились на поиски выхода. Ушли только Валерка и Ванька, а Витьку оставили дежурить.
...Когда после бесплодных поисков Валерка и Ванька, мокрые и усталые, вернулись на обед, Витька разводил костёр. Варить было нечего, а главное, не в чем, но у Витьки почему-то было загадочное лицо.
- Кто хочет горячего чайку из болотной водицы? - спросил Витька.
- А в чём ты его кипятить-то будешь? - насмешливо спросил Ванька.
- Это уж моё дело, - загадочным тоном сказал Витька. - Ну, хотите?
- Хочем, - ответил Валерка. - Давай, кипяти, посмотрим, что у тебя выйдет.
- У тебя бумага есть?
- Есть, можно из дневника вырвать.
Валерка сунул руку в рюкзак, достал оттуда толстую тетрадь и подал её Витьке:
- На, вырывай!
Витька вырвал из тетради лист, свернул его кульком и отложил в сторону. Потом вбил по обе стороны костра по сучку, достал нож, расщепил оба сучка наверху и вставил в расщепления третий. После этого он достал из кармана кусок стальной проволоки, который он на всякий случай носил при себе, приделал проволоку к верхней палке, потом зачерпнул из болота воды в кулёк и прицепил кулёк на проволоку.
- Так он же у тебя сгорит, - насмешливо сказал Ванька.
- Это мы ещё посмотрим, - сказал Витька.
И что же вы думаете? Бумажный кулёк не горел! Огонь лизал его, вода становилась горячей и горячей, а бумажный котелок не загорался!
- Как ты это? - удивился Ванька.
- Да просто. Я в одном журнале вычитал. Видишь, вода бумагу охлаждает и не даёт ей вспыхнуть.
- Вот это да! Молодец, Витька! - сказал довольный Валерка. - С тобой не пропадёшь!
Витька покраснел от удовольствия. Он сам всё ещё удивлялся, как эта прекрасная мысль пришла ему в голову.
Вскоре вода в "котелке" достаточно нагрелась, ребята достали стаканы и куски сахара и стали пить чай.
После обеда довольные мальчишки отправились учить плавать Витьку Постовалова.

3. Г р и б ы   н а   б о л о т е. S О S

Это произошло через несколько дней.
- Витька, Ванька, вставайте! Посмотрите, что случилось с нашим болотом! - будил Валерка мальчишек.
Ванька поспешно пробудился, встал и огляделся. Сейчас же у него вырвался удивлённый возглас:
- Вот так тaк!
На болотных кочках красовались высокие грибы с тонкими ножками и с красными шапками. Откуда они здесь? Ещё вчера их не было, а сегодня они уже красовались среди болота. Особенно много грибов росло возле озера, а чем дальше от него были кочки, тем меньше становилось грибов.
Вскоре встал Витька, огляделся и протёр глаза:
- Волшебство какое-то! Неужели мы так долго спали? Или, может, это ещё сон?
Но это был не сон. И спали мальчишки всего восемь часов. Но откуда же тогда появились грибы? И почему именно здесь, на болоте? Ведь, насколько известно Витьке, на болотах грибы не растут, тем более так много.
Валерка был совершенно ошарашен и ничего не мог сказать по этому поводу. Теперь перед Валеркой стояли уже две необъяснимых загадки: откуда среди лета замёрзла вода в болоте? Почему в этом же болоте появились необыкновенные грибы, которые выросли за одну ночь на высоту около тридцати сантиметров? И ещё: почему у болотного озера обрывистые берега
и опускаются вниз чуть ли не на три метра? Но все эти загадки оставались неразгаданными.
Обсудив за завтраком необыкновенное происшествие, ребята снова отправились искать выход из болота, оставив Витьку дежурить на два часа. Кстати сказать, вы ведь ещё не знаете вот о чём: вчера во время плавания Витька достиг некоторых успехов.
Но это радовало Витьку мало. Он ходил хмурый и задумчивый, ему очень хотелось скорее возвратиться домой и жить прежней жизнью. А вдруг мать узнает обо всём? Что скажет Александр Иванович? Временами Витьке начинало казаться, что он навечно заперт в болоте и отрезан от внешнего мира. Он перечитал все газеты, которые служили обёртками в рюкзаках мальчишек. Ему было скучно! Его совсем не занимал вопрос ни о замёрзшей воде, ни о грибах.
...Вскоре ребята скрылись из виду. Витька вздохнул и от нечего делать стал бродить по болоту. На дне болота, возле "озера", он обнаружил множество камней и решил стаскать их к "кровати", чтобы сделать из них небольшой "столик".
Витька принялся собирать камни. У некоторых из них встречались какие-то необыкновенно гладкие стороны, и камни выскальзывали из рук, разбрызгивая воду.
Вскоре небольшая кучка камней уже поднималась из воды. Витька сел отдохнуть. Вдруг он радостно вскочил и хлопнул себя по лбу. Что он задумал?
... Вот он полез в Валеркин рюкзак, достал оттуда клей, листы бумаги, картон, катушку ниток и принялся за дело. Он клеил зачем-то змея. Для развлечения? Оказалось, что нет.
Вот змей уже готов. Витька осторожно гляделся кругом, как будто боялся, что его кто-нибудь увидит. Потом он достал из кармана химический карандаш и начал писать на змее. На первой стороне змея он написал крупными буквами:

SOS!

На второй стороне было написано:

"Прохожий! Просим доставить это письмо в ближайший населённый пункт. Трое нижеуказанных людей терпят бедствие в районе обширного болота, близ деревни Герасимовки. Кончается провизия и топливо. Просим послать помощь.
В. Воробьёв, В. Колтышев,
В. Постовалов".

Витька поставил точку и снова огляделся. Потом он поднял с земли искусно сделанного змея и стал разматывать катушку. Ветер был довольно сильный, и змей, взвившись в небо, полетел над пустынным болотом. Витька облегчённо вздохнул.
Вскоре вернулись Валерка с Ванькой, мальчишки пообедали и пошли доучивать Витьку плавать. В этот день Витька уже довольно хорошо плавал и на спине, и боком.

 

4. Т р а г и ч е с к а я   р а з в я з к а.   К о н е ц

Возле болотного озера росло особенно много грибов.
- Смотрите, а они ведь не по дням, а по часам растут, - сказал Валерка, глядя на грибы.
- Они, наверно, скоро метров на пять вырастут, и здесь будет грибной лес.
Все трое остановились.
- Ну что же, - сказал Валерка, - попробуем сегодня ещё раз переплыть наше озеро.
- Ты-то, может, и переплывёшь, а вот мы... - вздохнул Витька.
- Ничего, я уж, если переплыву, так что-нибудь придумаю. Наберу, например, где-нибудь бревёшки потолще и сделаю из них плот.
- Правильно, Валерка! - сказал Витька. - Только где же ты
бревёшек найдёшь?
- А, да там уж найду как-нибудь. Да и потом ведь неизвестно,
кто первым переплывёт. Может ты, Витька.
- Ну, - возразил Витька, - если уж ты не переплывёшь, так я- то и подавно!
Валерка взглянул на небо:
- Эх, братцы, гроза собирается! Неужели она нам сегодня спать не даст, если не переплывём? У нас даже шалаша-то нет.
- Ничего, мы и не такое терпели! - гордо ответил Ванька.
- Ну, довольно, хватит разговаривать. Давайте поплывём наперегонки! - сказал Валерка. - Только чур, не тонуть!
Ребята прыгнули в воду и поплыли. Распределять силы было чрезвычайно трудно: ведь нужно было решать самому, хватит ли у тебя сил доплыть до берега или нет. Если силы начинали иссякать и ты не доплыл до середины озера, значит, нужно поворачивать обратно. А поворачивать так не хотелось! Но, конечно, не хотелось и тонуть.
Первым, не проплыв и четверти пути, повернул к берегу Витька. Ванька проплыл примерно третью часть пути и повернул к берегу. Немного больше Ваньки проплыл и Валерка и, почувствовав, что силы кончаются, тоже повернул к берегу. Отдохнув и поговорив немного, мальчишки снова попробовали переплыть озеро, но снова все возвратились на берег. Они не сдавались: за время поисков у них уже выработалось терпение, и они снова и снова настойчиво спускались в озеро, захлёбываясь и уставая к концу пути, их лица были полны надежд.
Вначале мальчишки с каждым разом проплывали всё дальше и дальше. Дальше всех плавал Валерка, но хотя он лишь немножко не доплывал до середины пути, всё же не рисковал плыть дальше и поворачивал обратно, чувствуя, что силы кончаются.
Затем ребята начали уставать. Тогда, собрав все свои силы, Валерка твердо решил переплыть озеро.
Когда Ванька с Витькой возвратились на берег, они увидали, как Валерка уже доплывал до зелёного берега. Он усиленно грёб, слыша восторженные и радостные крики ребят:
- Давай, давай, Валерка! Не бойся! Молодец! - ободряюще кричал с берега Ванька.
Вот ещё тридцать метров осталось до берега... двадцать пять... двадцать... Дна всё ещё нет. Руки немеют... Утонуть или доплыть! Последнее усилие, и Валерка оказался на берегу! Он встал на землю, счастливый и радостный, и обернулся лицом на противоположный берег, откуда слышались радостные восклицания мальчишек:
- Ура великому пловцу! Молодец, Валерка! Витька, неси рюкзаки.
Валерка постоял немного и повернулся, чтобы идти. И только тут он почувствовал, что ноги его засосало чуть ли не по колено. Здесь трясина! Неужели не выбраться? Валерка побледнел и дёрнул изо всей силы правую ногу, но трясина не отпускала её... Он отчаянно напряг все силы, чтобы вытащить хотя бы одну ногу, но он был бессилен против трясины, кроме того, силы его иссякли во время плавания. Но Валерка не сдавался. Он всё-таки, хотя и с большими усилиями, вытащил одну ногу, но вторую ему вытащить совершенно было нельзя: ведь для этого нужно было опереться на какой-нибудь твёрдый предмет: А ничего твёрдого вокруг не было, лишь трава росла, словно замаскировывая трясину, да шагов за пятнадцать от Валерки виднелся небольшой кустарник. Валерка устал стоять на одной ноге и бессильно опустил её. Трясина сейчас же начала засасывать ногу.
- Валерка, чего ты стоишь? - донеслись с берега тревожные голоса мальчишек.
- Здесь трясина, - дрожащим от волнения голосом ответил Валерка. - Меня засасывает...
Ванька побледнел. Витька выронил из рук рюкзаки. Неужели трясина засосёт Валерку? Что же будет?
А беспомощный Валерка всё ещё настойчиво сопротивлялся.
- Ванька, что же делать? - испуганным голосом спросил Витька.


- Плыть надо! - решительным тоном ответил Ванька.

 

- Но ты же не доплывёшь, утонешь... Да и если доплывёшь,
так там же трясина, и тебя тоже засосёт...
- Чёрт с ней, с этой трясиной! Валерку нужно спасти! Ванька остановился, подумал немного. - Эх, была не была! - и бросился в воду.
- Ванька, что ты делаешь! - испуганно закричал Витька с берега. Но Ванька решительно грёб.

- Ванька, вернись! Всё равно ты не
спасёшь его, а только погибнешь вместе с ним! - кричал Витька.

А между тем огромная тёмно-синяя туча заволокла всё небо. Приближалась гроза. Первые крупные капли дождя зашлёпали по воде, поднимая пузыри. Зловеще загремел над болотом гром, молнии слепили Ваньке глаза. Ванька не слышал голоса Витьки, он грёб и грёб из последних сил. Однако силы кончились, вода кругом бурлит, дождь бьёт по голой спине... Всё вокруг как в тумане. Но какой-то голос настойчиво твердит Ваньке: "Греби, греби! Спеши спасать своего друга! Держись, не то погибнете оба!"
Витька, видя, что силы Ваньки подходят к концу, решительно бросился на помощь Ваньке. Он торопился, грёб всё сильней и сильней.

У Ваньки потемнело в глазах, в уме всё перемешалось... А до берега ещё далеко... Вода показалась Ваньке тёплой ватой, и он стал медленно погружаться в неё. Его стянуло судорогой, и он не мог больше грести. Вода вливалась ему в рот, в уши, в нос, но Ванька уже не чувствовал этого.
У Витьки тревожно забилось сердце. Скорей, скорей! Силы прибавилось, и Витька подоспел как раз вовремя. Вскоре Ванька был вытащен наверх. Силы Витьки уже кончались, а с Ванькой грести было ещё труднее. Но куда же грести? Вперёд, к берегу? Там трясина! Назад? Не доплыть!..

Но вот ноги Витьки задели о что-то твёрдое - камень или корягу. Ура! Витька спасён! Поддерживая Ваньку рукой, Витька встал на камень. Здесь вода доходила ему всего лишь до пояса. Только теперь Витька почувствовал, как ему холодно и как он устал.

А дождь всё лил и лил. Трясина засосала Валерку чуть ли не до пояса.

А Витька, держа Ваньку, который был без сознания, думал о том, что долго отдыхать на этом камне ему не придётся: ведь с Ванькой до берега всё равно не добраться, пока он не очнётся. А что, если Ванька уже мёртв? От этой мысли у Витьки прошли мурашки по спине. Он торопливо нащупал рукой пульс Ваньки и облегчённо вздохнул: жив!
Начался град. Он беспощадно бил по головам трёх мальчишек, не разбирая, в каком они положении. "Ну вот, ещё лучше!" - подумал обессиленный Витька, едва удерживая Ваньку.

Вот это уже действительно был конец.

 

Конец четвёртого рассказа

 

Рассказ пятый
ДОРОГОЙ ПОДАРОК

1.Сигнал бедствия

А в этот же день, рано утром, экспедиция Николаевича Савчука и "экспедиция" Валентина отправилась на поиски метеорита к болоту.
Лес шумел, небо было чистое, солнце весело сверкало, впереди шёл Петька Стародубкин. Все весело разговаривали, все надеялись на успех.
- А вдруг я не найду это дерево? - неуверенно сказал Петька.
- Ничего, найдём все вместе. Главное то, что метеорит в болоте, - успокоил его Виталий Николаевич. - А вдруг мы его сегодня найдём?
Валька Варов был несколько нездоров со вчерашней грозы. Виталий Николаевич взял его с условием, что он не пойдёт в болото, так как может ещё больше промокнуть. Валька согласился неохотно, а теперь думал, как бы отпроситься у Виталия Николаевича в болото. Когда ему хотелось чихать, он напрягал все силы, чтобы не делать этого, иначе ведь Виталий Николаевич услышит и совсем не отпустит в болото. А как Валька мечтал об этом! И дёрнуло его вчера заснуть!
Шли долго. Наконец, Петька закричал:
- Виталий Николаевич, вот оно, это дупло! Нашли! Ура!!!
Мальчишки подошли к дереву, в стволе которого было дупло, и стали с любопытством осматривать его, словно историческую ценность.
Виталий Николаевич вынул из рюкзака карту и развернул её. Пошли прямо на север.
...Вскоре вдалеке показалось болото. Его появление участники экспедиций встретили дружным "ура". Все побросали лёгкие, но уже надоевшие рюкзаки.
Как и ожидал Валька, Виталий Николаевич сказал:
- Валентин, оставайся сторожить рюкзаки. К обеду, должно быть, вернёмся.
- Но... Виталий Николаевич! - принялся умолять Валька. - Я же совсем не больной!
Тут он чихнул. (Эх, неосторожность). Никакие убеждения не подействовали на Виталия Николаевича. Экспедиция с песней вошла в болото, потом понемногу песня эта стала слышна всё глуше, фигуры людей постепенно сливались и, наконец, совсем исчезли из глаз Вальки...

Валька чуть не плакал от обиды. Ну чем он хуже других? Они не взяли его, ушли... Они найдут метеорит, найдут, но без него! А он тут сидит на солнышке и греется спокойно. Эх, Виталий Николаевич! Он и не знает, как горько ему, Вальке! Нет, лучше отлежать месяц в больнице, чем позорно сидеть здесь, оборонять рюкзаки... А от кого их оборонять? От кузнечиков, от муравьёв? Здесь бы хоть медведи водились или волки... Бросились бы они на Вальку и растерзали бы его. Пришёл бы Виталий Николаевич, пожалел бы: "Ах, зачем мы Валю с собой тогда не взяли? И всё моя вина!"
...Эх, даже и развлечься-то нечем... Валька залез на высокую берёзу и посмотрел на болото. Кочки да вода, вода да кочки... Мрачное, пустынное это болото, а как хочется идти туда!
Долго сидел Валька на сучке берёзы и думал, долго смотрел в манящую даль... Потом он вдруг решительно и быстро стал спускаться с берёзы, сорвался с последнего сучка и ушиб ногу. Но это не остановило его. Он стаскал все рюкзаки в кусты, замаскировал их, засучил штаны и пошёл по болоту. Болото начинал ось с высокого камыша. Листья его были широкие, а сам он был выше Вальки. Под ногами росла мягкая трава, а сквозь неё просачивалась вода. Кругом прыгали пучеглазые лягушки. Потом вода скрыла Вальку до колен, начались кочки. Глубокие места Валька обходил... Сначала вода была тёплой и приятной, затем похолодела, Валька стал чаще чихать. Теперь под ногами была тина и почти на каждом шагу со дна кверху с бульканьем поднимались пузыри.
Шла минута за минутой... Берег постепенно удалялся... Изредка отдыхая на кочках, Валька шёл и шёл. Шёл он теперь уже в трусах и майке, а рубаху и брюки связал и привязал на плечи в виде рюкзака. И вот уже берег скрылся из виду. Кругом - никого. Но Вальке не страшно, ему весело. Он идёт и идёт...
Всё чаще стали проплывать по небу кучевые облака, изредка застилая собою раскалённый шар солнца. Запад посинел, надвигалась туча... Неужели опять вымокнет Валька под дождём? Тогда наверняка попадёт и от Виталия Николаевича, и от матери, и от врачей в больнице... Этого Валька вовсе не хотел! Но в тысячу раз больше не хотел он сидеть без дела в тёплом шалаше. Пусть ветер, пусть гроза - это не страшно! Другие ещё и не в такое положение попадали. А как было на войне? Стреляешь и каждый миг ждёшь, что вот-вот упадёшь мёртвым... А здесь-то что? Дождичка испугался! Домой к маме захотел? Нет!! И Валька решительно и ещё быстрее зашагал вперёд. Он уже немного устал, но ему не хотелось отдыхать.
Время шло медленно, медленно и грозно надвигалась туча. Но Валька не обращал на неё внимания. Теперь он думал только о метеорите и больше ни о чём.
Рванул ветер. С высокой кочки впереди взлетел обрывок бумаги, опустился у ног Вальки и поплыл по воде. Валька наклонился и поднял его. Это был бесформенный клочок бумаги.
Валька прочитал на одной стороне вверху:

SOS!

Сигнал бедствия! Что такое? Откуда он? Валька поспешно перевернул бумажку оборотной стороной. Вода обмыла эту сторону листка, и буквы, написанные на ней, расплылись. Но Валька всё-таки сумел прочитать, хотя и не всё. Там был конец какого-то письма:

". . .та, близ деревни Герасимовки. Кончается провизия и топливо. П. . . .м прис... помощь.
В. Воробьёв, В. К.. . .ышев, . . . .стовалов".

Как?! Неужели?! Несомненно, это Ванька, Валерка и Витька...
Кончается провизия и топливо... Просят о помощи... Что это всё значит? Но где же они? SOS! SOS!

Прогремел первый гром.

 

2. Г р о з а

Так началась новая гроза. Опять лил дождь, пузырилась вода.
Но Валька продолжал идти. Чтобы хоть немного прикрыться от дождя, он надел рубаху и брюки. Ветер поднимал на воде рябь. Трава на кочках гнулась к воде. Валька не обращал на грозу почти никакого внимания. Теперь он думал о сигнале бедствия. Значит, в болоте есть непроходимые места? А если метеорит, или, вернее, главная его часть засосана трясиной, а сверху уже заросла травой? Тогда нелегко будет найти небесный камень. Да и в воде воронку тоже незаметно. Но что же всё-таки произошло с этими тремя мальчишками? А может, Валька встретит их? А если он... попадёт в такое же положение, как и они? Нет, этого не может быть...
Прогремел гром, и вдруг среди раскатов его Валька услышал чей-то отдалённый голос. Неужели здесь Виталий Николаевич с ребятами? Пойти к ним? Впрочем, зачем? Среди темнеющих вдали каких-то кустарников Валька заметил маленькую фигурку, вернее, голову человека. Тут он явственно услышал голос, доносившийся оттуда:
- Спаси-ите!
Уж не мерещится ли? У Вальки прошли по спине мурашки. Он повернул на голос. Кто же там? Фигурка вырисовывалась всё яснее и яснее. Валерка! По пояс в воде... или нет, не в воде...
- Валерка! - удивлённо воскликнул Валька.
- Валька! - в свою очередь удивился Валерка.
Валька остановился в нерешительности... Что это, ему спасать Валерку? Уж не сон ли? Такое только в книжках бывает.
Оба стояли молча друг против друга. Один по колено в воде, другой по пояс в трясине. Наконец, Валерка опомнился:
- Валька, не ходи сюда, тут трясина... Если можешь, сруби берёзку, подай один конец мне, а другой тяни, если там не трясина.
Валька осторожно пошёл к Валерке, ощупывая ногами зыбкую почву. Наконец, он остановился на довольно крупном камне. Но отсюда до Валерки было более двадцати метров. Дальше идти было нельзя: трясина легко засасывала ноги. Что же делать? Нужно быстрее действовать... Но выхода не было. А трясина продолжала всасывать Валерку. Связать верёвку из веток ивняка? А быстро ли это? Валька подошёл к деревцам, которые были метрах в пятидесяти от него, как вдруг почувствовал, что его засасывает. Он бросился вперёд, сделал два шага - опять засасывает. Кое-как вынул ногу и сделал шаг - снова засасывает. Нет, дальше идти невозможно, иначе засосёт. Валька повернул назад.
- Ну что? - донёсся до него беспокойный голос Валерки.
- Здесь трясина... Не пройти.
Несколько раз Валька пытался обойти трясину, но попытки были безуспешны. Что же делать?
- Валька! - крикнул Валерка.
- Что?
- Когда... то есть, нет... потом ты скажешь нашему учителю ботаники, Василию Александровичу, что на болоте в одном месте за ночь грибы выросли, и что около этого места большая воронка, и недалеко вода застывала...
- Что?! - закричал Валька. - Где это было? - он только сейчас вспомнил, что Валерка может показать место падения метеорита, и это зависит от Вальки. Спасёт он Валерку или не спасёт.
- Это было... как раз по ту сторону вот этой воронки, на берегу которой мы сейчас находимся. А что, ты знаешь что-нибудь?..
- Валерка! Да ведь ты просто молодец! Знаешь, как ты нам помог! Нет, ты не умрёшь, ты обязательно останешься живым! Лучше я умру!
- О чём ты говоришь, Валька? И ещё, когда... в общем, передай всем ребятам...
Валька вдруг увидел издалека силуэт какого-то человека. Или почудилось?
Со всех сторон задвигались мокрые фигуры, и вскоре промокшего Вальку уже окружила группа людей. Среди них были Петька и Колька и экспедиция Виталия Николаевича.
Виталий Николаевич подошёл к Вальке:
- Валентин! Зачем ты нарушил мой приказ!
- Виталий Николаевич, Валерка... Воробьёв... Трясина... Он всё знает... Его надо спасти... - задыхаясь от волнения, доложил Валька и показал на Валерку, которого трясина засосала уже чуть ли не по грудь.

3. О с к о л к и   о г н е н н о г о   з м е я

Гроза кончилась. Выглянуло из-за туч радостное солнце.
Засверкала на вымытом небе яркая радуга...
- Ну, вот и кончилась гроза, - сказал Виталий Николаевич.
В руках его были два камня - осколки "огненного змея".
Рядом с ним стоял Валька, сияющий и радостный. Он тоже держал в руке осколок. Тут же были закутанные в пиджаки Валерка, Витька и Ванька. Все смотрели на радугу и улыбались.
- Уж если в больнице лежать, так сразу всем четверым. Некогда скучать будет, - улыбнулся Валька.
- Ну что ж, пошли, ребята? - спросил Виталий Николаевич. - Пошли!
Все двинулись в путь. "Вот искали-искали, - думал Валька, и нашли. И радуга. А как будто ничего особенного не произошло. А как хорошо, какой воздух!"
- Виталий Николаевич, а что же это за грибы были? - спросил Валерка.
- Кто знает... Метеорит ещё не исследован. Но факт тот, что, видимо, в нём имеются вещества, способные влиять на жизнь растений. Может быть, этот камень имеет большое значение в науке. У нас впереди ещё большая работа - мы должны раскрыть эту тайну.
- Если вы раскроете её, обязательно напишите об этом нам, - сказал Валерка.
Вдалеке показалась избушка.
- Ну, вот и наш дом, - улыбнулся Валька.
- Сегодня отметим знаменательную дату - находку нашего
метеорита, - сказал Виталий Николаевич.
- Правильно! - закричали все.
Вскоре все сидели уже за столом и пили чай. Вдруг Виталий Николаевич сказал:
- Ребята, а я совсем забыл: сегодня ведь мне как раз исполняется тридцать лет.
Ребята наперебой закричали:
- Поздравляем, Виталий Николаевич!
Валька шутливо поднял стакан горячего чая и сказал:
- За Ваше здоровье, Виталий Николаевич! - и выпил залпом. Все последовали его примеру.
- Жаль, подарков нет, - сказал Крылов.
- Как нет? - ответил Виталий Николаевич. - А метеорит? Это
для меня самый дорогой подарок!
- Верно! - закричали мальчишки.
Долго никому не хотелось уходить.
Приближался вечер. Наконец, когда уже на небосклоне зажглись звёзды, мальчишки заторопились:
- Ну, нам пора!
- А может, ночуете?
- Да ведь дома столько времени не были. Там беспокоятся. Ну, до свидания... А как же с вами, Валерка? Пешком далеко. Ночуете? Или нет! Прокатим их, ребята, на рамах до посёлка?
- Прокатим! Садитесь! Как раз трое!
Мальчики сначала протестовали, потом согласились. Валька повёз Валерку, Петька - Ваньку, Колька - Витьку. Ехали быстро, разговаривали. Небосвод темнел, медленно выделялись на нём созвездия: вот Большая Медведица, а вот Малая с Полярной звездой. Вдали загорались огни посёлка. Ну, вот и приехали...

4. З а к л ю ч е н и е

Зашумели тополя, роняя со своих ветвей первые жёлтые листья. Небо было голубое-голубое, посёлок стоял радостный и немного грустный, провожая уходящее лето.
Вокзал был полон народу. Все ждали пригородный поезд. Виталий Николаевич, Валька, Валерка и все остальные мальчишки сидели на скамейке. К ногам их медленно падали с клёнов золотистые листья.
Опять загудел вдали паровоз. Все повскакали со скамеек. Неужели пассажирский? Поезд медленно приближался. Нет, товарный. У мальчишек вырвался вздох облегчения. Никому не хотелось расставаться с Виталием Николаевичем.
- Мы вас всегда будем помнить,- говорил Валька. - Может быть, ещё и встретимся когда-нибудь, правда, Виталий Николаевич?
- Конечно встретимся! - уверенно сказал Виталий Николаевич. - После десятилетки приезжайте учиться на Урал и, может быть, там найдёте мою лабораторию.
- Мы все поедем туда! - сказал Валерка. - А потом на Марс полетим, и вы будете командиром межпланетного корабля, а мы вашими помощниками.
Виталий Николаевич улыбнулся:
- Только учитесь отлично... Если у кого-нибудь будет хоть тройка - учтите, на Марс не возьму! - сказал он шутливо.
Валька опустил голову. Да, ведь для того, чтобы его мечта осуществилась, надо учиться, и учиться не как-нибудь! А у него за прошлый год в табеле было три тройки! Ну куда же это годится?
Ничего, в этом году Валька будет учиться, и если не на одни пятёрки - так хотя бы на четвёрки. В случае чего Витька Постовалов поможет. Ведь Валька не один, у него - много друзей, а они всегда помогут.
- Ни у кого не будет тройки! - уверенно ответил Валька.
- Конечно! - подхватили его слова ребята. - Мы не то что на Марс, а и к другим звёздам полетим!
- Я вижу, вас не переспорить, - весело ответил Виталий Николаевич. - Так и быть, возьму всех на Марс! Только ещё одно условие: моим приказам подчиняться! - Виталий Николаевич посмотрел на Вальку. - Чтобы у меня была военная дисциплина!
- Конечно! Конечно! - хором закричали мальчишки.
- А пока даю вам задание, - шутливым тоном продолжал Виталий Николаевич, - сконструировать ракету, на которой возможны межпланетные полёты. Руководство поручаю Валентину Варову, как известнейшему в нашей стране учёному в этой области.
Поговорив немного, все замолчали. Каждый думал о своём и мечтательно глядел в небо. Ветерок колыхал клёны, росшие в саду возле вокзала. Всем было немного грустно.
Молчание нарушил пронзительный гудок паровоза. Валька вздрогнул, вскочил со скамейки и пошёл поглядеть, какой идёт поезд. Оказалось, что поезд идёт совсем не с той стороны.
- Опять не этот! - весело сказал Валька, возвратившись в сад, и все сели на прежние места.
Поезд опаздывал на десять минут. Вальке больше всего хотелось, чтобы он опоздал ещё хотя бы на часок. Так не хотелось расставаться с Виталием Николаевичем! Ему нужно было ещё что-то сказать, о чём-то посоветоваться - но что и о чём? Валька совсем забыл, мысли прыгали у него в голове.
...Промчался товарняк, вываливая из трубы густую тучу дыма, которая медленно и грозно плыла к привокзальному саду. Казалось, это чудовище сейчас опустится на землю и засыплет весь сад, но туча медленно проплыла над садом и поплыла дальше, окутывая верхушки длинных столбов, которые тянулись вдоль железной дороги.
Снова показался вдалеке дымок. Поезд быстро приближался. Вот уже слышно, как колёса стучат по рельсам. На этот раз поезд был пассажирский. Виталий Николаевич в сопровождении шести мальчишек направился к железной дороге. Пассажиры заторопились, забегами. Вскоре поезд остановился. Виталий Николаевич вместе с мальчишками нашли девятый вагон.
- Ну, прощайте, ребята, - сказал Виталий Николаевич. Учитесь хорошо. Не забывайте мои условия! И обязательно пишите!
- Мы напишем, - весело сказал Валька. - Не будете успевать наши письма читать.
- Ну, до свидания, - Виталий Николаевич пожал всем руки и вскоре был уже в вагоне.
Паровоз пронзительно загудел, и поезд тронулся. Загремели сцепами вагоны. Провожающие замахали руками. Поезд набирал ход.
...Валька и его друзья смотрели вслед уходящему поезду и думали о том, что они ещё не раз увидятся с Виталием Николаевичем.
В мечтах были они уже на Марсе и их встречали марсиане.


Конец повести

 

OCR NeStor, 2006

 

 

 

 
     

© NeStor. 2017. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.


UP