Переводы

 

.. Почему этот перевод лучше?

.. Другие переводы и оригинал


.. Скачать всю книгу

 

.. Комментарии

 

 

 

 

 

 

 

 

Оригинал
Перевод Исаевой и Лунгиной
Перевод NeStor
- Ach du liebes Bisschen!- Dann schlug er sein Buch wieder auf und fuhr fort zu lesen.
- Ах ты, малявка, - прохрипел он и, раскрыв книгу, вновь углубился в чтение.
- Ах ты Боже мой! - только и пробормотал он и, раскрыв книгу, вновь стал читать.
Sie haben mich in eine Mulltonne geschmissen und den Deckel zugebunden. Ich habe zwei Stunden gerufen, bis mich jemand gehort hat.
- Они поймали меня, закинули в мусорный контейнер и закрыли крышку. Два часа я кричал, пока меня оттуда не вытащили.
- Они закинули меня в мусорный контейнер и привязали крышку. Два часа я кричал, пока меня не услышали.
Altersschwarze machtige Balken ragten in gleichmassigen Abstanden aus dem Dielenboden, trafen sich weiter oben mit anderen Balken des Dachstuhls und verloren sich irgendwo in der Dunkelheit.
Почерневшие от времени могучие деревянные стропила на равном расстоянии опирались на вымощенное плитами перекрытие и поддерживали кровлю, теряясь где-то в темноте.
Почерневшие от времени могучие деревянные стропила через равные промежутки опирались на дощатый пол и поддерживали кровлю, теряясь где-то в темноте.
Er zog den nassen Mantel aus und hangte ihn neben das Gerippe an den Kleiderstander.
Потом снял мокрое пальто и повесил его на скелет, отчего кости рук и ног задергались.
Потом снял мокрое пальто и повесил его на вешалку у скелета.
Er sah von fern aus wie ein spitzer, hoher Bergkegel, der in sich wie ein Schneckenhaus gedreht war und dessen hoechster Punkt in den Wolken lag.
Правда, издали ее можно было принять за гигантскую сахарную голову или за высокую конусообразную гору, витую, словно раковина улитки, а острый ее конец скрывался в облаках.
Издалека она была похожа на остроконечную высокую гору в виде кегли, витую, словно раковина улитки, а вершина ее скрывалась в облаках.
Um seinen Hals hing an einer Kette ein grosses goldenes Amulett, auf dem zwei Schlangen zu sehen waren, eine helle und eine dunkle, die einander in den Schwanz bissen und ein Oval bildeten.
На голове его красовалась странная, сплетенная из камыша шляпа, а на шее висела цепочка с большим золотым амулетом, на котором были выгравированы две переплетенные змеи - светлая и темная; вцепившись друг другу в хвост, они образовывали овал.
На шее у него висела цепочка с большим золотым амулетом, на котором были видны две змеи - светлая и темная; вцепившись друг другу в хвост, они образовывали овал.
Es hiess, das es dem Trager geheimnisvolle Krafte verlieh, obgleich niemand genau wusste welche. Seinen Namen kannte jeder: AURYN. Aber viele, die sich scheuten, diesen Namen auszusprechen, nannten es «das Kleinod» oder auch «das Pantakel» oder nur einfach «der Glanz».
Он означал, что тот, у кого он на шее, выполняет особое поручение Девочки Королевы и может действовать от ее имени, словно она сама тут лично присутствует.
Медальон этот обладал какой-то магической силой, хотя никто толком не знал, какой именно. Зато все знали, как он называется: ОРИН .
Многие даже боялись произносить это странное слово и называли его кто как: кто Знаком Власти, кто Амулетом, кто просто Блеском.
Это означало, что носящий его наделялся какой-то таинственной силой, хотя никто не знал точно, какой. Его имя было известно каждому: АУРИН.
Но многие, боявшиеся произносить это имя, называли его «Драгоценностью», «Знаком Власти», или просто «Сиянием».
Alles muss dir gleich gelten, das Bose und das Gute, das Schone und das Hassliche, das Torichte und das Weise, so wie es vor der Kindlichen Kaiserin gleich gilt.
Ты должен бесстрастно взирать на добро и зло, на красоту и уродство, на мудрость и глупость, все это для тебя отныне едино, как оно едино в глазах Девочки Королевы.
Ты должен беспристрастно взирать на добро и зло, на красоту и уродство, на мудрость и глупость, как и Девочка Императрица.
Atrejus Gesicht wurde noch schmaler und harter.
Лицо Атрейо, казалось, стало еще темнее и жестче.
Лицо Атрейо стало еще тоньше и решительнее.
Er traf sogar einige dieser Leute, kleine Gestalten, die selber wie aus Glas geblasen aussahen.
Атрейо даже встретил нескольких местных жителей. Это были маленькие создания, казалось, их самих выдули из света.
Атрейо даже встретил нескольких тамошних человечков, фигурки которых и сами были словно выдуты из стекла.
«Nein», gab Atreju zu, «ich habe ihn noch nie gehort.» «Kannst du auch nicht», antwortete die Morla, «nicht mal wir konnen uns daran erinnern...».
- Нет, - ответил Атрейо, - я никогда не слышал ее имени. Девочка Королева, и все.
- Ты и не мог слышать, - ответила Древняя Морла. - Даже мы не можем его вспомнить.
- Нет, - ответил Атрейо, - я никогда еще его не слышал.
- Ты тоже не можешь, - ответила Морла. - Даже мы не можем его вспомнить.
Das Wenige, was er noch an Proviant gehabt hatte, war mit Artax in den schwarzen Wassern versunken.
- отсутствует -
То немногое, что еще оставалось от провианта, утонуло в черной воде вместе с Артаксом.
Diese Stille legte sich auf Bastians Gemut wie eine dumpfe, schwere Decke, die ihn zu ersticken drohte.
Эта тишина накрыла Бастиана, словно пушистое, нетяжелое одеяло, под которым, как ему показалось, так легко задохнуться.
Эта тишина накрыла Бастиана, словно тяжелое глухое одеяло, угрожая его задушить.
Glucksdrachen dagegen sind Geschopfe der Luft und der Warme, Geschopfe unbandiger Freude, und trotz ihrer gewaltigen Korpergrosse so leicht wie eine Sommerwolke.
Драконы Счастья, напротив, дети тепла и света, безотчетной радости, и, хотя тела их огромны, они легки, как летние облака.
Драконы Счастья, напротив, творения воздуха и тепла, дети безудержной радости, и, хотя тела их огромны, они легки, как летние облака.
Sie fuhr blitzschnell herum, und ihr Anblick war entsetzlich: Sie war jetzt nur noch ein riesenhaftes stahlblaues Gesicht mit einem einzigen Auge uber der Nasenwurzel, das mit einer senkrechten Pupille voll unvorstellbarer Bosheit auf Atreju starrte.
От вида ее морды кровь застывала в жилах: теперь она являла собой гигантское рыло стального цвета с одним-единственным глазом над кабаньим пятачком. И это полуприкрытое веком око с невообразимой злобой уставилось на Атрейо.
Она молниеносно обернулась, и взгляд ее был ужасен: теперь она стала гигантским лицом голубовато-стального цвета с единственным глазом над переносицей, с невообразимой злобой глядящим на Атрейо своим кошачьим зрачком.
Wahrend er auf dem Klo sass, uberlegte er sich, warum die Helden in solchen Geschichten eigentlich nie mit derartigen Problemen zu tun hatten. Einmal - als er noch viel kleiner gewesen war- hatte er sogar im Religionsunterricht gefragt, ob der Herr Jesus eigentlich auch wie ein gewohnlicher Mensch gemusst hatte, weil er doch auch wie ein gewohnlicher Mensch gegessen und getrunken hat. Die Klasse hatte gebrullt vor Lachen, und der Religionslehrer hatte ihm einen Verweis wegen «ungebuhrlichen Betragens» ins Klassenbuch geschrieben. Eine Antwort hatte Bastian nicht bekommen. Dabei hatte er sich wirklich nicht ungebuhrlich betragen wollen.
-отсутствует -
Сидя в туалете, он размышлял, почему герои в этих книжных историях никогда не сталкиваются с подобными проблемами. Однажды - когда он был гораздо младше - он даже спросил на уроке религии, ходил ли Господь Иисус, как и обыкновенный человек, в туалет, ведь он так же как обычный человек ел и пил. Класс грохотал от хохота, а учитель религии в классном журнале написал ему замечание «о неуместном поведении». Ответа Бастиан не получил. Притом, на самом деле он вовсе не хотел вести себя неуместно.
Die Vorderpranken, auf die sie sich stutzte, waren die eines Lowen, der hintere Teil ihres Leibes war der eines Stiers, auf dem Rucken trug sie gewaltige Adlerschwingen, und ihr Gesicht war das eines Menschen - jedenfalls der Form nach, denn der Ausdruck war nicht menschlich.
Лицо сфинкса - лицо женщины - все же трудно было назвать человеческим лицом из-за его выражения: на нем застыла то ли улыбка, то ли печать глубокой печали или полного равнодушия.
Передние лапы его были львиные, задняя часть туловища - как у быка, на спине виднелись мощные орлиные крылья, а лицо по форме напоминало человеческое, хотя выражение этого лица отнюдь нельзя было назвать человеческим.
Es gab auch einen von Rost zerfressenen siebenarmigen Kerzenleuchter, in dem noch die Stumpfe dicker Wachslichter steckten, die lange Tropfenbarte gebildet hatten.
Был тут и покрытый ржавчиной посеребренный подсвечник, в котором еще торчали огарки свечей с бородками оплывшего воска.
Был здесь и изъеденный ржавчиной подсвечник на семь свечей, в котором сохранились толстые огарки с бородками оплывшего воска.
«Wer kann der Kindlichen Kaiserin einen neuen Namen geben?
Nicht du, noch ich, nicht Elfe, noch Dschinn, von uns rettet keiner ihr Leben,und keiner erlost uns alle vom Fluch,durch keinen wird sie gesunden.
Wir sind nur Figuren in einem Buch,und vollziehen, wozu wir erfunden.
Nur Traume und Bilder in einer Geschieht,so mussen wir sein, wie wir sind,und Neues erschaffen - wir konnen es nicht,kein Weiser, kein Konig, kein Kind.
Doch jenseits Phantasiens gibt es ein Reich,das heisst die Aussere Welt,und die dort wohnen - ja, sie sind reich,um sie ist es anders bestellt!
Die Adamssohne, so nennt man mit Recht die Bewohner des irdischen Ortes,die Evastochter, das Menschengeschlecht, Blutsbruder des Wirklichen Wortes.Sie alle haben seit Anbeginn die Gabe, Namen zu geben.
Sie brachten der Kindlichen Kaiserin zu allen Zeiten das Leben. Sie schenkten ihr neue und herrliche Namen,doch ist es schon lange her, dass Menschen zu uns nach Phantasien kamen.Sie wissen den Weg nicht mehr.
Sie haben vergessen, wie wirklich wir sind, und sie glauben nicht mehr daran. Ach, kame ein einziges Menschenkind,dann ware schon alles getan!
Ach, ware nur eines zu glauben bereit und hatte den Ruf nur vernommen! Fur sie ist es nah, doch fur uns ist es weit, zu weit, um zu ihnen zu kommen.
Denn jenseits Phantasiens ist ihre Welt, und dorthin konnen wir nicht -doch wirst du behalten, mein junger Held, was Uyulala da spricht?»
Кто Королеве имя даст?
Не ты и не я,
не эльф и не джинн!
Увы, ни один из нас!
Мы все здесь, в Фантазии, -
те, про кого
Придуманы сказки давно, -
Не можем назвать никогда никого,
Этого нам не дано.
Мы - сны и картинки, и дети мечты,
Окончилась сказка - нам тоже конец.
Спасти Королеву не можешь ни ты,
Ни гном, ни дракон, ни мудрец!
Но там, за границами нашей земли,
Иной есть прекрасный край.
Там л ю д и живут - они бы могли
Дать имя ей. Ты это знай!
Счастливые! Были во все времена
Наделены от рожденья
Особенным даром - давать имена
И тем приносить исцеленье!
Они бы сумели ей имя найти,
Да вот только к нам потеряли пути.
Не верят, не помнят, забыли про нас...
Ну хоть бы ребенок Фантазию спас!
Ну хоть бы один был поверить готов -
Пришел бы, добрался, услышал наш зов!
Самим нам явиться туда нелегко:
Им близко до нас,
Нам до них далеко!
Они к нам пути находили порой
И нас навещали, бывало.
Запомнишь ли это, мой юный герой?
Запомнишь ли все, что сказала
Тебе одному Эйулала?

Кто Девочке Императрице имя даст?
Не ты и ни я, ни эльф и ни джинн.
Кто от проклятья избавит всех нас,
И кто спасет ее жизнь?

Из нас никто не принесет ей исцеления.
Мы – сны и картинки в одном сочинении.
Всего лишь книги персонажи,
Не можем быть другими даже.
Идем точь-в-точь по замысла следам,
Нам новое не созидать – ни королям, ни детям, и ни мудрецам.

Но за пределом Фантазии есть
Страна – внешним миром зовется
И тем, кто живет в нем, оказана честь –
Устами их имя дается!
Сынами Адама по праву зовут
Жителей мира земного,
Дочерьми Евы, человеческим родом,
Кровными братьями Истинного Слова.

У них есть с начала начал благодать – нарекать имена.
Императрице дарили жизнь они – во все времена.

Давно не приходят в Фантазию к нам –
Не знают больше пути.
Забыли про то, какие мы, там –
И веры у них не найти.
Ах, если б всего лишь ребенок пришел
Оттуда один. Он был бы готов
Помочь нам! Ах, хоть бы один в себе веру нашел,
Услышал наш зов!

Самим нам явиться туда нелегко:
Им близко до нас, нам до них далеко!

Запомнишь ли это, мой юный герой?
Запомнишь ли всё, что сказала
Тебе одному Уюлала?

Atreju wehrte sich vergeblich. Es war starker als sein eigener kleiner Wille.
А вот Атрейо, хоть он и сопротивлялся, как мог, хоть и напрягал свою волю до предела, был обречен.
Напрасно сопротивлялся Атрейо. Ничто было сильнее его собственной маленькой воли.
In diesem Augenblick fuhr Fuchur wie ein zungelnder, weisser Blitz uber ihn hin und packte ihn an seinem langen, blauschwarzen Haarschopf, riss ihn in die Hohe und brauste mit ihm in den nachtschwarzen Himmel empor.
Но в самый последний миг над ним, как вспышка молнии, пронесся Фалькор.
Он схватил его за талию, рванул ввысь и умчался с ним вдаль по ночному темному небу.
И в этот миг над ним промчался Фалькор, словно вьющаяся белая молния, схватил его за длинные иссиня-черные волосы, рванул вверх и умчался с ним далеко в ночное темное небо.
Einige seltsame Dinge waren ja allerdings beim Lesen dieses Buches vorgekommen, das war nicht zu leugnen, aber sicherlich konnte man sie irgendwie erklaren.
Конечно, в этой книге происходили весьма странные вещи, этого нельзя отрицать, но как-то их, наверно, можно было объяснить.
Конечно, при чтении этой книги иногда происходили странные вещи, этого нельзя отрицать, но как-то их, наверно, можно было объяснить.
«Noch nicht. Erst mochte ich noch das gute Ende meiner Geschichte erleben. Wenn es so ist, wie du sagst, und wenn ich meinen Auftrag erfullt habe - warum ist der Retter dann noch immer nicht hier? Worauf wartet er noch?» «Ja», meinte die Kindliche Kaiserin leise, «worauf wartet er noch?»
- Еще нет. Сперва я хочу пережить счастливый конец моей истории. Если все так, как ты сказала, и я выполнил мое задание, то почему Спаситель
Фантазии все еще не пришел? Чего он ждет?

- отсутствует -
- Ещё нет. Сперва я хотел бы пережить счастливый конец моей истории. Если всё так, как ты сказала, и если я выполнил моё задание, то почему тогда спаситель ещё не тут? Чего ещё он ждет?
- Да, - тихо промолвила Девочка Императрица, - чего же он ждет?
«Ich probier es einfach aus!» sagte Bastian. Aber er brachte das Wort nicht uber die Lippen. Was, wenn es tatsachlich gelang? Dann wurde er irgendwie nach Phantasien kommen. Aber wie? Vielleicht musste er auch eine Verwandlung uber sich ergehen lassen. Was wurde dann aus ihm werden? Vielleicht tat es weh oder er wurde ohnmachtig? Und wollte er denn uberhaupt nach Phantasien? Er wollte zu Atreju und der Kindlichen Kaiserin, aber er wollte durchaus nicht zu all diesen Ungeheuern, von denen es da wimmelte.
"Сейчас попробую", - решил Бастиан. Но он не смог произнести ее имя.
А что, если все получится? Тогда он каким-то образом окажется в Фантазии. Может быть, он при этом перевоплотится? Каким он станет? А вдруг будет больно или он потеряет всю свою силу? А вправду ли ему хочется попасть в Фантазию? Да, он желал бы быть в одном Мире с Атрейо и Девочкой Королевой, но ему совсем не улыбается оказаться бок о бок со всеми чудовищами, которыми там кишмя кишит.
- Я попробую! – сказал Бастиан. Но слова застыли у него на губах. Что, если и в самом деле получится? Тогда он каким-то образом окажется в Фантазии. Но как? Может быть, ему придется выдержать какое-нибудь превращение. В кого он превратится? Может, будет больно или он лишится сознания? И вообще, хочет ли он в Фантазию? Он хотел к Атрейо и Девочке Императрице, но он вовсе не хотел ко всем этим чудищам, которыми там кишмя кишит.
«Er will ganz einfach nicht. Es liegt ihm nichts an dir und an Phantasien. Wir sind ihm gleichgultig.» Die Kindliche Kaiserin blickte Atreju gross an.
- Он просто не хочет. Его не тревожит ни твоя судьба, ни судьба Фантазии. Мы ему безразличны.
- отсутствует -
- Он просто не хочет. Он не заботится ни о тебе, ни о Фантазии. Мы ему безразличны.
Девочка Императрица посмотрела на Атрейо с удивлением.
«Wenn es ihn gibt, werde ich ihn finden», versetzte sie mit ratselhaftem Lacheln, «und wenn ich ihn finde, wird es ihn geben.»
- Если он существует, я его найду, - сказала она, таинственно улыбаясь. - А если я его найду, значит, он существует.
- Если он есть, то я его найду, - сказала она, таинственно улыбаясь, - а если я его найду, то он будет.
Die schreibende Hand des Alten begann zu zittern.
- отсутствует -
Пишущая рука Старика начала дрожать.
Der Alte schrieb und sagte: »Wenn die Unendliche Geschichte sich selbst enthalt, dann geht die Welt in diesem Buch zunichte!«Und die Kindliche Kaiserin antwortete: »Doch wenn der Held sich uns gesellt, kann neues Leben spriessen. Er muss sich jetzt entschliessen!
«Старик писал и говорил:
Когда История, Конца Которой Нет,
Сама собой вершит движенье,
Приходит вскоре в запустенье
Весь Мир наш - вымышленный свет!
А Девочка Королева отвечала:
Но если юноша-герой
Сюда прийти решится,
Весенней радостной игрой
Весь Мир наш озарится!
Старик писал и говорил:
- Когда Бесконечная история в самой себе несет себя,
То мир, что в этой книге, погибает зря.
А Девочка Императрица отвечала:
- Но если к нам герой примкнет,
Жизнь новая взойдет.
Сейчас ему нужно решиться!
Ich will dir etwas zeigen, mein Bastian,sagte sie,schau mir in die Augen! Bastian tat es, obwohl ihm das Herz klopfte und ihm ein wenig schwindelig dabei wurde.

- Я хочу тебе что-то показать, дорогой Бастиан, - сказала она. - Погляди мне в глаза!

- отсутствует -

- Я хочу тебе что-то показать, мой Бастиан, - сказала она, - посмотри мне в глаза! Бастиан посмотрел, хотя сердце его при этом колотилось и немного кружилась голова.
»Ich«, sagte das gewaltige Tier, »bin Graograman, der Herr der Farbenwuste, den man auch den Bunten Tod nennt.«
- Я - Граограман, Владыка Разноцветной Пустыни, - сказал огромный зверь, - а еще меня называют Огненной Смертью.
- Я, - сказал могучий зверь, - Граограман, владыка Разноцветной Пустыни, именуемый также Пестрой Смертью.
»Weil ich die Wuste mit mir trage.«
- Потому что я ношу пустыню в себе.
- Потому что я ношу пустыню с собой.
Nur wenn es von selbst in deine Hand springt wie jetzt eben, darfst du es gebrauchen - was auch immer dir drohen mag. Es wird deine Hand fuhren und aus eigener Kraft tun, was zu tun ist.
Что бы тебе ни грозило, ты можешь им пользоваться, только если он сам прыгнет тебе в руку, как сегодня.

- отсутствует -
Что бы тебе ни грозило, ты должен его использовать только тогда, когда он сам прыгнет тебе в руку, как сейчас. Он поведет твою руку и своей собственной силой сделает то, что нужно.
»Es ist alles so sonderbar«, schloss er seinen Bericht, »mir kommt irgendein Wunsch und dann passiert immer gleich etwas, das dazu passt und den Wunsch erfullt.
- Все это так удивительно, - заключил он свой рассказ. - Стоит мне чего-нибудь пожелать, и мое желание тут же сбывается - происходит как бы
смена декораций.
- Это всё так странно, - завершил он свой рассказ. – У меня появляется какое-нибудь желание, а потом всегда случается именно то, что нужно – и желание исполняется.
Und es genugt auch nicht, nur von einem Ort fortgehen zu wollen. Du musst zu einem anderen hinstreben. Du musst dich von deinen Wunschen fuhren lassen.
Ты должен стремиться куда-то попасть. Вести тебя могут только твои желания.
И недостаточно просто хотеть уйти из какого-то места. Ты должен стремиться в другое. Ты должен позволить вести себя твоим желаниям.
Dieser Ort wird der Tausend Turen Tempel genannt. Niemand hat ihn je von aussen gesehen, denn er hat kein Ausseres. Sein Inneres aber besteht aus einem Irrgarten von Turen. Wer ihn kennen lernen will, der muss sich hineinwagen.
Называется оно Храм Тысячи Дверей. Никто никогда не видел, как выглядит он снаружи, потому что у него нет внешнего вида. А внутри его находится Сад Обманных Ходов с множеством дверей. Кто хочет узнать, что это такое, должен отважиться в него войти.
Это место называется Храм Тысячи Дверей. Никто не видел его снаружи, потому что у него нет внешнего вида. А внутри его находится Лабиринт Дверей. Кто хочет узнать, что это, тот должен отважиться в него войти.
«Wenn ich noch einen Begleiter brauchte, um auf die Suche nach dem Retter Phantasiens zu gehen, so wurde ich mich mit diesem einen begnugen, denn er zahlt mehr als hundert andere zusammen. Aber ich brauche keinen Begleiter mehr, denn die Suchexpedition wird nicht mehr stattfinden.»
- Если бы мне еще нужен был сопровождающий, чтобы отправиться на поиски Спасителя Фантазии, я взял бы героя Инрека, потому что он стоит больше, чем
все тут, вместе взятые. Но сопровождающий мне больше не нужен - наш Поиск
отменяется.
- Если бы мне ещё нужен был сопровождающий, чтобы идти на поиск спасителя Фантазии, то мне хватило бы его одного, потому что он стоит больше, чем сотни других. Но сопровождающий мне больше не нужен, потому что поисковая экспедиция не состоится.
Eines Tages erblickte Quin in den Waldern ein Einhorn, das einen leuchtenden Stein auf der Spitze seines Horns trug. Er totete das Tier und nahm den Stein mit nach Hause.
Однажды Квин встретил в лесу носорога со светящимся камнем на роге. Он убил зверя и унес камень к себе домой.
Однажды Квин увидел в лесу единорога со светящимся камнем на острие рога. Он убил животное и унес камень домой.
Wenn du mir nicht dafur zurnst, o Herr, so wage ich es, dir den Rat zu geben: Denke mehr an deine Vollkommenheit!
Если ты на меня не рассердишься, о Господин, я решусь дать тебе совет: больше думай о своем совершенствовании!
Если ты на меня не рассердишься, о господин, я решусь дать тебе совет: больше думай о своем совершенстве!
- ... Niemand in Phantasien weiss, wo fuer euereins der Weg in eure Welt ist.
- ... Никто в Фантазии не знает пути в ваш Мир.
- ... Никто в Фантазии не знает, что становится для кого-нибудь из вас дорогой в ваш мир.
«Wir, die Wasser des Lebens! Quelle, die aus sich selbst entspringt und um so reicher fliesst, je mehr ihr aus uns trinkt.» Wieder lauschte er eine Weile und sagte: «Sie rufen immerfort: Trink! Trink! Tu, was du willst!»
- Я - Живая Вода! Я - Источник всего бытия. Чем больше жаждущий пьет,
Тем ключ мой сильнее бьет!
Фалькор снова некоторое время прислушивался, а потом сказал:
- Вода все время зовет: "Пей! Пей! Пей! Утоли свою жажду!"
- Мы - Воды Жизни! Источник наш бьет из самого себя. И чем больше жаждущий пьет, тем ключ наш сильнее бьет.
Фалькор снова некоторое время прислушивался, а потом сказал:
- Они всё время зовут: "Пей! Пей! Делай, что хочешь!"
«Lass dir etwas von einem alten, erfahrenen Phantasienreisenden sagen, mein Junge! Es ist ein Geheimnis, das in Phantasien niemand wissen kann.
- Разреши уж старому, испытанному путешественнику по Фантазии поведать тебе одну тайну, мой мальчик! Но никто в Фантазии не должен ее узнать.
Разреши уж старому и бывалому путешественнику по Фантазии поведать тебе кое-что, мой мальчик! Это тайна, которую никто в Фантазии не может знать.

 

 

   
     

© NeStor. 2017. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.


UP